Кружок по интересам

Объявление

Наивно? Очень. «Наивно? Очень.» Проект Нелли Уваровой. Посетите интернет-магазин, в котором продаются неповторимые вещи, существующие в единственном экземпляре. Их авторы вложили в них всё свое умение и всю душу. Авторы этих работ - молодые люди с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности. Подарите им немного своей доброты и тепла!!!

Добро пожаловать на форум!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кружок по интересам » Театр, кино, музыка, поэзия, живопись, танцы » Театр (как много в этом слове...)


Театр (как много в этом слове...)

Сообщений 301 страница 330 из 609

301

"Золотая Маска" подробности...

http://www.facebook.com/goldenmaskfestival

0

302

Marina,спасибо,я всё ещё не могу слушать

0

303

Люда, когда включаешь видео, внизу картинки громкоговоритель нарисован (Mute), подведи в нему мышку и увидишь рядом с ним ползунок звука, шкала должна гореть красным, а ползунок быть в крайне правом положении, это не шкала видео, а именно звука.
Спасибо, Марина!

0

304

Ну что за безобразие! Где про РАМТ,где Нелли?

0

305

Омуль написал(а):

Ну что за безобразие! Где про РАМТ,где Нелли?

Люд, да не переживай ты так. У РАМТа были два камерных спектакля в малых залах, кассу они не делали--просто для души. И НУ же практически приехала и уехала. Я даже не думаю, что она в Риге была.
МОя девушка уже вернулась и засела за уроки,пропустила неделю и теперь пыхтит. Обещала написать о впечатлениях от фестиваля, не только от Правил, на выходных. И ее выводы намного живее,чем эти официальные пропагандические встречи(пиар).

0

306

julia написал(а):

МОя девушка уже вернулась и засела за уроки,пропустила неделю и теперь пыхтит. Обещала написать о впечатлениях от фестиваля, не только от Правил, на выходных. И ее выводы намного живее,чем эти официальные пропагандические встречи(пиар).

Юлечка, ждём :flag: http://www.kolobok.us/smiles/standart/drinks.gif

0

307

Marina написал(а):

Юлечка, ждём

   Конечно, ждём.

julia написал(а):

И ее выводы намного живее,чем эти официальные пропагандические встречи(пиар).

    Очень даже согласна.

0

308

http://teatron-journal.ru/index.php?opt … amp;id=358
Пятница, 12 Октябрь 2012 21:02
Театр имени Вахтангова начинает эксперимент по показу спектаклей в режиме online
Театр имени Вахтангова начал эксперимент по показу своих спектаклей в режиме online. Об этом сообщается на сайте театра.
Расписание трансляций будет ежемесячно публиковаться в новостях на главной странице сайта. Стоимость одного просмотра составляет 400 рубле. Как говорится в сообщении, для просмотра необходимо будет купить и ввести уникальный PIN-код.
В октябре зрителям будут предложены спектакли: "Дядюшкин сон" (15 и25 октября), "Пиковая дама" (18 октября), "Люди как люди" (19 октября), "Маскарад (21 октября), " Мадемуазель Нитуш" (24 октября).

С официального сайта театра

Интернет-трансляции спектаклей

Уважаемые зрители!

С 6 октября Театр имени Евгения Вахтангова начинает новый интересный эксперимент: теперь вы сможете посмотреть спектакли театра в режиме ONLINE.

Находясь в любой точке России и мира, не выходя из дома, сделав несколько несложных шагов, Вы получите возможность увидеть спектакли театра в режиме реального времени!

Всё что необходимо – зайти на страницу трансляции, купить и ввести уникальный PIN-код, и присоединиться к тысяче зрителей в зале Театра имени Евгения Вахтангова.

Стоимость одного просмотра – 400 руб.

Расписание трансляций будет ежемесячно публиковаться в новостях на главной странице сайта.

В октябре вашему вниманию будут предложены спектакли:

6 октября «Сирано де Бержерак»
11 октября «Мадемуазель Нитуш»
15 октября «Дядюшкин сон»
18 октября «Пиковая дама»
19 октября «Люди как люди»
21 октября «Маскарад»
24 октября «Мадемуазель Нитуш»
25 октября «Дядюшкин сон»

Трансляция доступна по ссылке: http://www.vakhtangov.ru/mediabox-video-translation

с http://antipenko.forum24.ru/

0

309

Даниэла,спасибо. Интересное начинание.

0

310

Омуль написал(а):

Интересное начинание.

Может и "Медею" как-нибудь покажут 8-)

0

311

12 октября спектакль "Скупой" выдержал два полноценных прогона: первый для прессы (первые результаты смотрите в ПРОжизнь-альбоме с фото 106) http://public.fotki.com/pro-ramt/92--/page5.html      и вечером - первый на зрителя.
Зрителям - огромное спасибо за теплый прием и многоцветочность:)
Делитесь впечатлениями!
19-го октября спектакль снова сыграют в формате прогона, а 1 ноября ждем официальную премьеру!:)
http://s1.uploads.ru/poQl5.jpg
http://pro-ramt.livejournal.com/

0

312

Marina,спасибо! Пересмотрела все фото,но Нелли там не нашла.

0

313

Значит, Рамиля играла, у них одна роль на двоих...

0

314

Интересное интервью...

Светлана Крючкова: Я два раза вставала с того света

http://s1.uploads.ru/t/10KYE.jpg

Известная актриса побывала в Калининграде на открытии Дней Литературы, где со сцены читала стихи Цветаевой и Ахматовой. Аккомпанировал ей младший сын Александр, о котором (и не только о нем) она рассказала в интервью «КП».

«Я пережила голод и бездомность»

- Писатели говорят: мы теряем читателей. Почему так происходит?

- Мы вырастили не одно поколение потребителей. Люди не хотят уметь, а хотят иметь. Все свелось к зомбированию. Человек может объясняться как Эллочка-людоедка. «Хочу пить», «Дай денег». Все  очень примитивизировалось. И этот процесс идет во всем мире. Но задеты не все слои общества. Хотя «слои общества» сказать нельзя. Сейчас вообще говорить об обществе в России, как о чем-то целом, невозможно. Бог знает, что происходит. Но есть достаточно много людей думающих, самостоятельно и свободно мыслящих, читающих.

Я очень люблю свой город Петербург. Особенно за то, что на поэтических вечерах огромное количество молодежи собирается именно в Петербурге. Зал 1300 мест и половина – молодежь.

- Вы великолепно читаете стихи. Неужели в нынешней стране еще можно собрать тысячный зал на вечере поэзии?

- Оказалось, что читать стихи даже выгодно. Очень долго это было невыгодно, когда в зале сидели 20 человек. Но я все равно читала, читала друзьям на кухне. И никогда не прекращала, и делаю это уже 44 года.

- Почему?

- Я это люблю. Каждый должен делать то, к чему у него лежит душа. Стихи пробуждают душу. Когда в Мелитополе…, а вы представляете себе, что это такое? Даже трудно представить, где это! Так в Мелитополе ко мне подошла женщина, одетая в светлое, что совсем не сочеталось с ее внутренним состоянием. Она сказала: «Подруга притащила меня на ваш вечер. А я вчера хотела покончить с собой. Сегодня поняла, что этого делать не имею права». Когда мне писала женщина, прошедшая блокаду Ленинграда: «Я целую ваше большое сердце». Это дорогого стоит.

- Стихи, которые вы читаете, порой очень непростые. Как сдерживаетесь, чтобы не заплакать на сцене?

- Жизнь прожита (грустно вздыхает). Я два раза вставала с того света. Я хоронила близких… Для того, чтобы читать Цветаеву и Ахматову, стихи, написанные после 30-х годов, нужно пережить голод. Я знаю, что это такое. Холод, нищету, бездомность – и это мне хорошо знакомо. И непростое материнство – особенно сыновья, с ними сложно. И предательство, и измены. Много надо пережить. Без этого не имеешь права читать стихи. Тогда это просто, но тебе понятно, что это – айсберг, что скрыто в океане. Один мужчина мне написал: «Читал поэму Цветаевой, ничего не понял. В вашем исполнении все просто и ясно». Я переводчик с поэтического на слушательский язык. На сцене у меня задача не себя показать, а поэта. Заразить своей любовью и пониманием.

- Поэзия и хорошая литература – это хороший русский язык, красивый и грамотный. Но сегодня мы уже не удивимся, когда в книге видим мат, а на сцене – пошлость.

- Меня не те удивляют, которые говорят, а те, которые деньги платят и ходят смотреть. Это надо себя не уважать. Вас же за людей не считают! Они с вами обращаются, будто вы в туалете за ними подтираете. Они всю грязь на вас обрушивают, все свое дерьмо! А вы ходите и деньги платите. Зачем? Не было бы спроса, никто бы и не делал.

- А на улице что мы слышим? Порой даже от детей!

- Законы должны быть, а их нет. Вы посмотрите, кто у нас живет сейчас в России. Они по-русски говорить не умеют. Мой сын живет во Франции. Он говорит по-французски лучше, чем половина страны. Разве вас в Америке возьмут в школу, если вы не знаете английский? Никогда в жизни! А у нас почему это позволяется?

- Какие же законы могут спасти русский язык?

- Их много должно быть. Во-первых, те, которые касаются школы. То, до чего довел Фурсенко образование – катастрофа. Они загребают деньги, постоянно меняя методики. У нас была чудесная методика. Мы выросли неплохими людьми. Умные, думающие, талантливые. А сейчас людей они называют «ботвой». Говорят: «Наши дети все равно учатся за границей, а эта ботва пускай все жрет». Из людей сознательно делают идиотов.

«Сын сидит без работы»

- Сыновья радуют вас?

- Всякое бывает. Давайте не будем идеализировать. Я же для них всего-навсего мама, то есть проза. Мой младший сын (Сашу Крючкова называет Алексом - Авт.) говорит: «Ты готовишь лучше, чем играешь». Им нравится, когда я готовлю, дома сижу, не пристаю, не учу их жить. Дети есть дети. Ростропович не мог учить своих детей музыке, они его не слушали.

- Ваш старший сын, ваш внук живет за границей…

- И что, вы думаете, раз за границей, значит, хорошо живут? За границей 5 процентов богатых, а остальные все – как попало. А он, и вовсе без постоянной работы. Он – дважды номинант на голливудскую премию «Hollywood Music in Media Awards» как звукорежиссер. Знает в совершенстве три языка: английский, русский, французский. А еще немецкий, испанский и латынь. Великолепно владеет компьютером. С помойки может собрать любую программу: хотите графическую, хотите звуковую. Прекрасный синхронный переводчик. И сидит без работы! Ну, в данном случае он сидит с сыном, потому что малыш родился (недавно у старшего сына Крючковой родился сынишка Антошка - Ред.). Он учит его говорить по-русски, показывает русские мультфильмы и читает русские сказки. Жена сына – художница, она работает. Я с внуком тоже по-русски говорю. И он мне: «Баба». Скоро вот поедем к ним в гости.

- Как время в Париже проводите?

- Это очень дорогой город, а простые парижане живут очень бедно. Жилплощадь невероятно дорогая.  17-й район Парижа, 15-метровая квартира. Не могу слышать: «У него квартира-студия». Студия – это значит тут плита, тут же кровать и стол. Вошел, грязные сапоги поставил рядом с плитой. Вот эта квартира-студия на 15 квадратных метров с низкими потолками стоит 579 евро в месяц.

Париж – это мода, да. На этом зарабатывают. Кафе – да. Но жить там трудно. Они уехали из Парижа в Нормандию, в Руан. Я приеду к ним, и мы уедем в деревню, в маленький городок и там побудем друг с другом.

О мусоре в кино

- Съемки «Похороните меня за плинтусом» вы хорошо запомнили?

- Не будем вспоминать. Слава Богу, что я осталась жива. Это был очень тяжелый период. Роль очень тяжелая была. (Ролью бабушки в этом фильме Светлана Крючкова здорово подпортила свое здоровье и нервы. Из интервью: «Во время съемок «Похороните меня за плинтусом» я восемь раз ложилась в гроб – никак не могли снять сцену смерти с первого раза. Да ни один заграничный артист на такое бы никогда не согласился! И где же я была на следующий день? Правильно, в реанимации. Разве можно доводить артиста до такого состояния?» Ред.).

- А сейчас снимаетесь в кино?

- Нет, я отказалась от трех фильмов и от двух новогодних программ. Я не могу это играть. Я смотрю на это, и меня тошнит. Мне же нужно подходить к зеркалу и смотреть на себя, говорить: «Света, ты человек». Но тот уровень, который предлагают – без меня, пожалуйста. Не хочу. Не хочу принимать участие в бездарной затее. И денег не хочу. Бездарные режиссеры, бездарные сценарии, бездарные диалоги. Это мусор. Вот пригласили бы в хороший фильм – пошла бы.

- Это в какой?

- Есть замечательный сценарий о младшей дочке Льва Николаевича Толстого, об Александре Львовне Толстой. Она – единственная, которая разделяла его взгляды и продолжила его дело. Он спасла и сохранила Ясную поляну. Потом уехала через Японию в Америку и там организовала толстовский фонд, помогая русским по всему миру. Вот личность гигантская! Лежит сценарий, а денег нет.

5 самых известных фильмов с участием Крючковой
«Большая перемена»
«Не может быть!»
«Старший сын»
«Безымянная звезда»
«Похороните меня за плинтусом»

http://www.kp.ru/daily/25969.4/2906262/

0

315

Лена,спасибо. Очень талантливая актриса и очень умная. Всё-таки страдания делают людей лучше. Слушать её очень интересно(Линия жизни),потому что умна и это интервью тоже тому подтверждение.

0

316

Елена написал(а):

Законы должны быть, а их нет. Вы посмотрите, кто у нас живет сейчас в России. Они по-русски говорить не умеют. Мой сын живет во Франции. Он говорит по-французски лучше, чем половина страны. Разве вас в Америке возьмут в школу, если вы не знаете английский? Никогда в жизни! А у нас почему это позволяется?
            - Какие же законы могут спасти русский язык?
            - Их много должно быть. Во-первых, те, которые касаются школы. То, до чего довел Фурсенко образование – катастрофа. Они загребают деньги, постоянно меняя методики. У нас была чудесная методика. Мы выросли неплохими людьми. Умные, думающие, талантливые. А сейчас людей они называют «ботвой». Говорят: «Наши дети все равно учатся за границей, а эта ботва пускай все жрет». Из людей сознательно делают идиотов.

Вот это самое больное !Наши дети(у кого были Советские аттестаты)(им дали 2 года бесплатного обучения)почти все поступили по конкурсу в университеты,60 процентов было наших среди студентов,сейчас русские врачи,программисты рулят.Те,кто приехали позже,уже не поступили из-за знаний,которые им дали в израильских школах(нужны и берут репетиторов многие,у наших родителей таких возможностей не было-выживали как -нибудь),и сейчас эти дети на рабочих специальностях .Вот вам и еврейские мозги .Но сейчас-то положение изменилось и многие "русские" тоже уже в струе.Заочное обучение тоже возможно и позже,но лучшие годы ушли,не многие могут это ,здесь работа выматывает полностью!

Отредактировано natasha (19.10.2012 03:19)

0

317

Вот здесь есть инфа, что скоро и спектакли РАМТа можно будет посмотреть в он-лайне.
http://alternativa-studio.ru/page/22297

0

318

Елена написал(а):

Вот здесь есть инфа

  Интересное начинание ,надо будет освоить

0

319

Режиссер Алексей Бородин
«Индивидуальность «вываливается» сразу»

http://s1.uploads.ru/wvuhE.jpg

Художественный руководитель Российского академического молодежного театра Алексей Бородин, воспитал не одно поколение артистов. Раз в четыре года его выпускники в РАТИ (ГИТИС) вливаются в труппу РАМТа. Приходит и новое поколение режиссеров, которых в театре приветствуют и поддерживают, как нигде. В интервью «Театралу» Алексей БОРОДИН рассказал, как трудно растить себе заместителя, зачем режиссеру провинциальный опыт и почему смена худруков в театрах превратилась в глобальную проблему.

– Алексей Владимирович, в большинстве театров актеры годами ждут заметных ролей, и молодые в том числе, часть труппы попросту превращается в «балласт». Как с этим в вашем театре?

– Я стараюсь, чтобы «новички» уже в первый сезон получили роли, в которых смогут себя проявить. Например, есть у нас замечательная артистка Даша Семенова. Когда она только пришла в театр, мы дали ей главную роль в спектакле «Таня» по Арбузову, и она сразу ярко о себе заявила. Так мы стараемся работать почти со всеми, мы не берем актеров «на вырост», на всякий случай. На мой взгляд, труппа так формироваться не должна. Здесь требуется пристальное внимание, заинтересованность в новом человеке. Конечно, кто-то дольше ждет своего часа. Но, кстати, в ожидании многое проверяется. Я всегда говорю своим ученикам и вновь пришедшим артистам, что готовность к большой роли видна, даже когда актер работает в массовой сцене. Например, когда у меня училась Чулпан Хаматова, у нас в театре шел спектакль «Сон с продолжением», в котором было много пластики, танцев – человек пятнадцать на сцене. У Чулпан была такая степень отдачи, что все взгляды были устремлены на нее. Индивидуальность «вываливается» сразу.

– В вашем театре молодые режиссеры сами по себе «произрастают» или вы продолжаете их «культивировать», занимаетесь с ними как педагог?

– Естественно, я отвечаю за все происходящее в театре, в том числе и за то, что делают молодые режиссеры. Понятно, что такой мастер, как Миндаугас Карбаускис, совершенно не нуждается в дополнительном внимании. Хотя общение с ним лично для меня было чрезвычайно интересным. Он очень щедро делился своими замыслами и планами. А с молодыми режиссерами нужно постоянно держать контакт, отпускать их по воле волн нельзя ни в коем случае. Я внимательно наблюдаю за ними, могу высказать свои замечания. Но у меня все-таки есть педагогический опыт, и я понимаю, что молодые режиссеры должны чувствовать себя в театре свободно, а не нести передо мной отчет.

– Вы их как-то ограничиваете в выборе материала? Какие пьесы они чаще всего приносят?

– Ограничивать приходится. В рамках проекта «Молодые режиссеры – детям» я предлагал им сказки – это уже ограничение. Теперь нужен детский спектакль на большую сцену, но все несут взрослую классику. Дело в том, что они отравлены большой литературой. Когда я говорю, что позарез нужны современные пьесы, не получаю никакого отклика. В лучшем случае кто-то один приносит что-то и очень стыдливо показывает, дескать, почитайте. Но мое дело все равно толкать их и себя самого в сторону современной темы, современной литературы. Без сегодняшнего взгляда на жизнь театр полноценно существовать не может.

– На ваш взгляд, новых худруков можно воспитать внутри театра? Чьей задачей это должно быть – худруков старшего поколения или провинциальных театров, где некоторые молодые режиссеры сразу становятся главными режиссерами?

– У меня нет готового рецепта, но я могу судить по своему опыту. Помню, после института, помыкавшись в Москве, я вместе с семьей поехал в Киров – мне предложили место главного режиссера в Кировском ТЮЗе. Спустя шесть с половиной лет меня перевели сюда. Позвонили из министерства и сказали: «Хотим предложить вам Центральный детский театр». Но тогда режиссеров в провинции не оставляли без внимания. Меня сразу приняли в СТД (тогда ВТО), и на второй год моей работы в Киров приехали Мария Кнебель, Зиновий Корогодский, Лев Додин, Адольф Шапиро – все, кто работал в лаборатории режиссеров ТЮЗов. Тогда мы не были оторваны друг от друга. Постоянно наведывались критики из Москвы. Анатолий Миронович Смелянский каждый год приезжал и обсуждал наши спектакли. Мы все время чувствовали себя под присмотром. Сегодня этого нет. Но, мне кажется, очень полезно попробовать свои силы в провинции, прежде чем получать столичный театр. Мой опыт в этом отношении был правильным и логичным. Кстати, Анатолий Эфрос за несколько лет работы в РАМТе (тогда он назывался Центральный детский театр) поставил большое количество спектаклей «под надзором» Марии Осиповны Кнебель. Она была его педагогом и привела в театр сразу после института. И только когда он окончательно «созрел», ему дали Театр Ленинского комсомола. Львов-Анохин, Шатрин – все эти худруки взращивались внутри театра. Вот почему я радуюсь тому, что к нам пришли молодые режиссеры, что они хотят работать в театре, а не в подвале, не с двумя артистами и залом на восемь человек. Мне кажется, недаром сейчас и Олег Табаков в «Табакерку» приводит молодых, и Галина Волчек – в «Современник», и мы пытаемся привлекать новое поколение режиссеров. Они могут двинуть процесс в сторону оснащенного со всех точек зрения театра, не только с точки зрения сегодняшней конъюнктуры. Театр должен развиваться по линии школа - студия - театр. Конечно, «вычленить» студию довольно трудно с организационной точки зрения. Но проект «Опыты» в «Современнике», наши проекты «Молодые режиссеры – детям» и «Большая сцена – детям» – это и есть своего рода студия внутри театра.

– С какими трудностями вы столкнулись в Кирове? Как сейчас работает на молодого режиссера провинциальный опыт? Говорят, на многих провинция действует отрезвляюще.

– Это как повезет. Приехав в Смоленск, я попал в потрясающую атмосферу театра, но столкнулся с совершенно жутким обкомом, который притеснял и главного режиссера, и директора, предъявляя все известные обвинения, закрывая спектакли. А вот в Кирове мне с обкомом страшно повезло: в руководстве были замечательные люди, которые с уважением относились к любым творческим поискам. И сейчас происходит то же самое: можно попасть в театр, где все для тебя будут открыты, или в ситуацию, которая тебя забьет. Провинция бывает разной, многое зависит от того, какой в регионе губернатор, какой комитет по культуре, какой художественный руководитель стоит во главе театра.

– Когда вы вернулись в Москву уже в качестве  худрука театра, насколько сложным был переход?

– Когда я приехал, у меня была только одна задача – сохранить себя. Естественно, были какие-то сложности, но я понимал, что в огромной степени все зависит от меня самого. Нужно прежде всего к себе предъявлять требования. Хуже нет, когда молодые режиссеры начинают все валить на обстоятельства, а надо бы устоять перед проблемами, проявить упорство. Режиссерская профессия, между прочим, требует сильной воли и «морозоустойчивости». Я считаю, что у меня все прошло более или менее нормально. Хотя акклиматизация продолжается до сих пор: как только я пойму, что испытания закончились, то все для меня закончится. Вообще, строительство театра – труднейшая задача, если оно не с нуля начинается. Если театр уничтожается, а на его пространстве создается новый – это уже другая история. Когда я пришел в РАМТ в 1980 году, у меня было ощущение, что я принимаю эстафету. Я понимал, что в этом здании работал МХАТ второй, что здесь начинали Анатолий Эфрос, Олег Ефремов, ставила Мария Кнебель, с которой мы продолжали общаться. Театр переживал тогда трудное время, чего уж говорить, но у меня было позитивное отношение, мне хотелось максимально помочь общему делу. Мне кажется, это правильно, когда человек приходит не себя утвердить, а максимально вложиться в театр, сделать все, что в его силах, чтобы театр этот двигался дальше. Как Вахтангов говорил: «Нет сегодня. Есть из вчера в завтра». Мой учитель Юрий Завадский всегда эту фразу повторял. Очень интересно наблюдать сейчас за Карбаускисом в Театре Маяковского. Я с колоссальным уважением отношусь к его работе с актерами в «Талантах и поклонниках». Я просто вижу, как идут навстречу друг другу Карбаускис и труппа. И это правильный путь. Созидательный.

– В чем вам видится главная проблема смены худруков? Почему она так обострилась?

– Случился провал в поколениях. Нет преемственности. Хотя Товстоногов, например, всегда был против преемственности и во всеуслышание говорил: «Я не понимаю, как можно растить себе заместителя». И я его понимаю, растить трудно. Но преемственность обязательно должна быть и не обязательно в руках самого худрука. Сейчас очень ответственный период и для чиновников, и для худруков, и для критиков, которые должны внимательно относиться к новым именам. Просто надо заботиться о тех, кто начинает свой путь.

– Чиновники от культуры могут как-то поспособствовать молодому поколению режиссеров?

– В огромной степени это зависит от культурных чиновников. Мне кажется, им надо шире смотреть на вещи и понимать, что в Москве, театральной Мекке, театры должны развиваться в разных направлениях. Для кого-то идеал – немецкий театр, а для кого-то Товстоноговский театр по-прежнему жив. Уникальность театра в том и состоит, что он может быть разным в зависимости от индивидуальности режиссера. И это разнообразие надо поддерживать. Тогда со временем возникнут театры тех ребят, которые сейчас начинают. Мы все должны этому способствовать.

Татьяна ВЛАСОВА
17 Октября 2012
"Театрал"
http://www.teatral-online.ru/news/7844/

0

320

«Убрать труп»
Помреж РАМТа всегда готов к непредвиденным ситуациям на сцене

http://s1.uploads.ru/Og9c6.jpg

– На спектакле «Берег утопии» был случай. Декорация представляет собой сложный многоступенчатый станок, который начинается в зрительном зале и продолжается на сцене. И вдруг у станка треснула сварка – ступеньки провалились. Мне пришлось срочно вызвать аварийные службы: сварщиков, слесарей, постановочную часть. В любой момент декорация могла рухнуть, но все же продержалась до антракта, после чего мы в экстренном порядке принялись ее чинить, – рассказывает помощник режиссера РАМТа Игорь Питерский.
За тридцать лет работы в РАМТе он привык относиться к критическим ситуациям с невозмутимым спокойствием. Иначе давно бы расстался со своей профессией, ведь театр настолько сложный организм, что непредвиденные ситуации предсказать очень трудно. А когда на тебе лежит ответственность за ход спектакля – нервы нужны и в самом деле стальные.

– Игорь Владимирович незаменимый человек, – говорит «Театралу» светооператор РАМТа Анна. – Всегда у него все четко и по делу. Случаются в театре стрессовые ситуации, так вот погасить и нивелировать их под силу только помрежу. Например, перед премьерой «Алых парусов», когда все были на взводе, наш художественный руководитель Алексей Бородин закричал по громкой связи: мол, что за расхлябанность! И вдруг в ответ спокойный, уверенный голос Игоря Владимировича: «У нас все в порядке». И моментально все настроились – благополучно сыграли премьеру. Помреж спокоен, значит, все хорошо.

«Подвинуть букашку»

Место для волнений в работе помрежа есть всегда, поскольку он контролирует все службы и цеха театра: от бутафоров до костюмеров, гримеров, реквизиторов, монтировщиков, мебельщиков, осветителей и звуковиков. И когда Игорь Питерский рассказывает о своем деле – понимаешь, что все «действия» отработаны годами, и потому ошибки в его труде крайне редки:

– Я прихожу на спектакль за час до начала. Первое, что делаю – смотрю по репертуарной доске, кто сегодня занят в спектакле. Затем иду на сцену и проверяю готовность декораций – все ли на местах, все ли закреплено, натянуты ли кулисы и задник, разложен ли реквизит, верно ли расставлена мебель. Если что-то не так, то даю указания, чтобы подправили, прибили, натянули. После этого за полчаса до спектакля даю первый звонок в закулисную часть. И тут же проверяю явку артистов. Если кого-то вдруг нет, то я не имею права пускать зрителей в зал.

Помреж управляет спектаклем, сидя за пультом в одной из кулис. Каждое техническое действие зависит именно от него: не дай Бог замешкаться и чуть позже пустить поворотный круг – любая мелочь отразится на игре артистов. Недавно после спектакля «Думайте о нас» во время поклонов сломался занавес. В итоге артисты кланялись и в третий, и в четвертый, и в пятый раз – не могли оставить сцену пустой.

Игорь Питерский ведет в РАМТе половину репертуара, и все масштабные спектакли проходят именно под его руководством. Поэтому без специальной партитуры (тетрадка с необходимыми пометками) здесь не обойтись. Эту тетрадку помреж назвал «Записками сумасшедшего»:

– Где можно еще увидеть такие пометки, как: «убрать труп» или «подвинуть букашку»? Кроме того, в партитуре мы пишем быстро, поэтому фамилии актеров приходится сокращать: например, позвать Гри (вместо Гришина) или Ков (Ковалева). Также зарисовываем местоположение декораций, хотя мы и не художники. Поэтому каждая партитура – индивидуальна и без меня в ней не разберется никто.

«Руки тряслись, и голос дрожал»

– Я пришел в театроведческую секцию при театре, еще будучи школьником и быстро прикипел к этому месту. За время учебы пересмотрел по нескольку раз репертуар. А потом получилось так, что в какой-то период в театре не было студентов, и я стал участвовать в массовках как статист. По вечерам выходил то солдатом, то военнопленным, а днем продолжал учиться в школе. Поэтому у меня и не было вопросов, куда идти работать. Кстати, помощников режиссера не готовят ни в одном вузе: это такая штучная профессия, которой можно научиться только в театре. Процесс же обучения довольно длительный, я до сих пор не могу назвать себя полным профессионалом. На каждом очередном спектакле сталкиваешься с новыми трудностями. Например, в свое время у нас появился спектакль «Лоренцаччо», действие которого режиссер перенес в зрительный зал. Спектакль «Алые паруса» идет на вращающемся круге, что создает дополнительные проблемы. Кроме того, в спектакле довольно хлопотная система растяжки самих алых парусов: во время репетиций часто не получалось их развернуть – обязательно что-то застревало. К сожалению, эта накладка порой происходит и во время спектакля. Как раз на недавних «Алых парусах» этот финал сорвался. Поэтому до сих пор перед каждой новой постановкой волнуешься, хотя все в театре считают, будто я патологически спокойный человек. По молодости и вовсе, как вспомнишь, то и руки тряслись, и голос дрожал, когда объявлял по трансляции на весь театр.

А сейчас в РАМТе без голоса Игоря Владимировича не представляют начало рабочего дня. Об интеллигентной и всегда доброжелательной интонации рассказывают коллеги помрежа:

– Слушать его по трансляции одно удовольствие, а после каждого спектакля он обязательно всех благодарит. Поэтому когда мы предоставляем площадку другим коллективам, то отключаем трансляцию, потому что после Игоря Владимировича невозможно слушать никакие бытовые интонации.

Ирина Анисимова
1 Марта 2012
"Театрал"
http://www.teatral-online.ru/news/6139/

0

321

Елена,спасибо! Очень интересная статья!

0

322

Омуль написал(а):

Очень интересная статья!

Это ты про первую или вторую?  ;)

0

323

Спасибо, мне тоже было интересно почитать. И очень познавательно.

0

324

Елена написал(а):

Это ты про первую или вторую?

   Про помрежа,а первую,я как-то пропустила

0

325

Елена написал(а):

Режиссер Алексей Бородин
«Индивидуальность «вываливается» сразу»


   Лена,спасибо и за эту статью,судя по успеху театра,Бородин не только говорит,но и претворяет в жизнь и я ему верю больше,чем Манучарову.

0

326

Здесь    http://www.goldenmask.ru/fest.php?area=139&year=19    можно посмотреть номинантов 2013 года

среди них  (ДРАМА/РАБОТА РЕЖИССЕРА)  Миндаугас КАРБАУСКИС, «Таланты и поклонники», Театр им. Вл. Маяковского, Москва

0

327

Marina,спасибо за информации

0

328

Девушки,мы притопали со спекта "На всякого мудреца довольно простоты",что давали в Малом.Как и всякое действо спект привлекает внимание,но я не согласна с режиссёрским решением.Это конечно комедия,которую режиссёр превратил чуть ли не в буффонаду,особенно это касается роли Муравьёвой,она так кривлялась, "играла" лицом,выпучивая глаза,надувая щёки,что порой было неловко на неё смотреть. Публика,конечно,веселилась,но на мой взгляд от Островского там мало что осталось,не в пример прежним спектам,
в том же Малом.На самом-то деле весь комизм пьесы заключается в том,что она актуальна сейчас как никогда,хотя прошло 1.5 века и вот на это-то публика реагировала особенно живо,а не на ужимки актёров.

0

329

Дополню. После "Чеховъ-GALA" Люда мне сказала, что Чехов не любил людей, и видел в них только недостатки. А сегодня я ей сказала, что Островский еще больше не любил людей, а в исполнении артистов Малого этого были сплошные карикатуры на людей. Еще поняла, что некоторые спектакли более выигрышно смотрятся не с самого близкого расстояния, это касается и сегодняшнего спектакля. Артисты сильно переигрывали лицом с прицелом на дальние ряды. В первую очередь это касается И.Муравьевой, как отметила Люда, ее игра была даже несколько пошловата, что никак нельзя было от нее ожидать. Спектакль идет больше 10 лет, и мне он показался сильно возрастным, в некоторых ролях хотелось бы видеть более молодых актеров. Музыка и декорации были на высоте, а сам театр очень красивый и уютный, но везде толкотня и очереди (гардероб, буфет, дамская комната).
А в целом спектакль понравился, текст Островского нисколько не устарел и актуален как никогда.

0

330

Омуль написал(а):

Муравьёвой,она так кривлялась, "играла" лицом,выпучивая глаза,надувая щёки,что порой было неловко на неё смотреть

Трудно представить такую Муравьёву :D Видимо, действительно, такова задумка режиссёра. А Лене понравилось?

0


Вы здесь » Кружок по интересам » Театр, кино, музыка, поэзия, живопись, танцы » Театр (как много в этом слове...)