Кружок по интересам

Объявление

Наивно? Очень. «Наивно? Очень.» Проект Нелли Уваровой. Посетите интернет-магазин, в котором продаются неповторимые вещи, существующие в единственном экземпляре. Их авторы вложили в них всё свое умение и всю душу. Авторы этих работ - молодые люди с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности. Подарите им немного своей доброты и тепла!!!

Добро пожаловать на форум!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кружок по интересам » Фан-фики » Любимые фан-фики


Любимые фан-фики

Сообщений 61 страница 90 из 1000

61

Омуль написал(а):

А энто чаво?

Это от Альки,девочки же выложили у нас.Почитай ,очень весело! В чукотском стиле пересказ НРК. :D

Отредактировано Алена ха! (17.02.2011 00:54)

0

62

На тему прошедшего праздника...

Сиенна. Валентинка.

Шутка, пустячок, которым я хотела поздравить моих дорогих читателей с днем всех влюбленных. С пожеланиями любви! И даже с иллюстрацией…

Обстоятельства:
Кира не смогла заставить себя рассказать Кате о любви к ней Андрея. Хотела… но ограничилась призывами к чувству долга. Катя уволилась. Уволился и Андрей, улетел в Европу. Три дня спустя Павел Олегович, прилетевший из Лондона, все-таки уговорил его вернуться в ZimaLetto, главным образом благодаря тому, что этих трех дней метания по гостиничному номеру хватило Андрею за глаза…

-1-

-Пушкарева, а ты чего такая?
-Устала, Коля, работы много.
-Ну да. . .
-Коль, давай я отчет посмотрю, а?
Коля покопался в груде документов на столе, отыскал что-то, но не отдал – сел на диван, прикрыл раскрытой папкой лицо. Катя с усталой улыбкой смотрела на финансового директора «Никамоды», который иногда представлялся ей сущим ребенком.
-Кать, а ты иногда думаешь, что все могло быть по-другому?
-Что – по-другому? - голос заметно напрягся.
-Ну. . . с Викой. . .
-Коля!
-Нет, правда! Представляешь, в каком-нибудь параллельном мире. . Ну, представь, вроде, все, как у нас, только немного иначе. . .
-Ну да, у некоторых там ума побольше. . .
-Ага, Пушкарева, а у некоторых – поменьше.
Дверь приоткрылась, и вместе с Еленой Александровной в комнату проникли вкуснейшие запахи. Зорькин стянул папку с лица и принюхался, подняв брови и закрыв глаза.
-Ребята, давайте за стол, ужин стынет.
-Мам, тебе не кажется, что Коля наш поглупел?
-Он просто голодный, да, Коленька? Вот поест сейчас, сразу поумнеет. Бросайте свои бумаги, давайте, давайте.

Провожая Зорькина, Катя напомнила в сотый, наверное, раз:
-Ты документы когда заберешь? Что ты все тянешь – а если проверка? Полгода прошло.
-Кать. . .
-Коля, что ты, как маленький? Ну, раньше ты Клочковой. . . ладно, Вики боялся, а теперь? Нет ее в ZimaLetto, можешь смело заехать.
-Да. . . А мне вот кажется: откроется лифт, а она. . . ну, в баре сидит, кофе пьет. . .
-Нет ее там, нет!
-Знаю. . . А представляешь. . . .
-Коля, спокойной ночи. Все, чтобы завтра документы были. Понял?
-Понял я, понял. Спи спокойно, Пушкарева. Какая же ты все-таки зануда!

Зануда, ага. Причем, упрямая зануда.
Устала она. То есть, конечно, устала – они с Юлианой за пятерых работают, разве что по вечерам теперь Катю даже Юлиана никуда вытащить не может. Редкий случай, если на встречу какую-нибудь в ресторан поменьше да потише. А уж презентации всякие – это без нее. Дураку понятно, от Жданова бегает. Встретить боится. Поначалу Зорькин и заговаривать на эту тему опасался, да и сейчас. . . остерегается. А он бы. . . встретился бы с Викой. . . Да. . .

Николай появился в ZimaLetto около одиннадцати. Дверь лифта открылась, и он сразу посмотрел влево. За барной стойкой сидели две модели – очень даже ничего, на его вкус. Вики, конечно, не было. Впрочем, помечтать ему не дали:
-Да это же Коля! Николай Антонович! Здравствуйте!
-Здравствуйте, Маша.
-А Вы к нам по делу?
-Да, по делу.
-А Катя?
-Она вам привет передавала.
-Да, спасибо. А сама она. . . не придет?
-Вы знаете, она занята очень. Работы много. . .
-Работы. . . Не хочет она сюда приходить. Как ушла тогда, так мы ее больше не видели. Мы скучаем. Коля, Вы ей скажите, ладно. Ну, не хочет сюда, мы можем где-нибудь встретиться, посидеть. Она бы нам рассказала, а то мы. . . Мы не поняли ничего. И Жданов. . . Вы не к нему? Лучше не ходите. С ним разговаривать страшно: мрачный такой ходит. Вот как Катя ушла, мы стараемся ему пореже на глаза попадаться… Правда, не дерется, но… лучше б уж дрался.
Ай-яй-яй, знакомые симптомы! Пушкарева, что ж ты творишь? Где логика?
Как нельзя более кстати судьба привела к ресепшену Урядова:
-О! А! Господин Зорькин? Вы по делу?
-Д-да, я к Светлане Федоровне.
-Тогда прошу, проходите.
Николай бросил на Машу извиняющийся взгляд, мол, и рад бы, да… Не тут-то было! Маша успела-таки шепнуть:
-Вы к Шурочке подойдите потом, ладно? Нам же про Катю услышать хочется, а? В приемную – она там теперь.
Коля обреченно покивал.

Забрать папку не заняло много времени, однако, и тут Зорькин успел наслушаться: дамы были в недоумении. Мало того, они не просто не понимали, они отказывались понимать. Коле даже почудилось осторожное, с массой оговорок, осуждение – очень уж жалели Андрея Палыча.
Когда Коля разговаривал с Катей, точнее, старательно обходил молчанием все, что было связано со Ждановым, ситуация не представлялась ему в таком мрачном свете. Было, конечно, жалко Катю, а теперь стало жалко Жданова. Вот, повезло ему… В душе шевельнулось светлое чувство мужской солидарности. Захотелось вмешаться, вывести этих упрямцев на какую-нибудь дорогу… И они потом будут ему благодарны… И заживут счастливо… И ему будет поспокойнее.
Кстати, все равно обещал (не сумел отвертеться!) заглянуть к Шурочке в приемную. Отчитаться по полной программе. Может, и к Жданову… заглянуть? Разведать обстановку? Дать выход альтруистическому порыву?

У Зорькина не было ни малейшего предлога зайти к президенту ZimaLetto. Оставалось ждать какой-нибудь оказии, а в ожидании выдерживать допрос Шурочки. Вскоре к Шурочке присоединилась Амура, явившаяся за каким-то документом, но мгновенно забывшая о цели прихода. Затем подтянулась Маша – с какой-то бумажкой, о которой в дальнейшем не было сказано ни слова. Зорькина вначале напугали превосходящие силы, но он быстро оценил преимущества ситуации – дамы очень скоро забыли о «языке» и теперь с жаром строили и обсуждали версии, одна поразительнее другой. Видимо, фактический материал их удовлетворил, и Зорькин расслабился. Дамы раскраснелись, голоса становились все громче. Привлеченный шумом, в приемную выглянул Жданов. Выражение его лица не сулило женсовету ничего хорошего, но тут он заметил Зорькина, тихонечко стоявшего в сторонке:
-Зорькин? Вы ко мне?
Дамы мгновенно смолкли, только переводили взгляд с одного на другого. Впрочем, улизнуть от начальственного гнева, покинув место событий, не собралась ни одна.
-Э-э. . . Здравствуйте.
-Здравствуйте. Проходите.
Николай позавидовал Ждановской выдержке – он так не умел. Пожалуй, только ручку двери сжимает слишком сильно, а так. . .
-Шура, пусть нас не беспокоят.
Коля исподтишка обвел взглядом кабинет. Все по-старому.
-Присаживайтесь, Николай Антонович. Вы. . . по делам «Никамоды»?
-Нет. То есть. . . да, я за документами заходил, оставил тут. . . случайно. . . Вот, зашел забрать.
Поднял, наконец, глаза и наткнулся на пристальный взгляд.
-Вот, - для убедительности показал папку. – Документы. . .
-Николай, что-то с Катей?
Вот ведь выдержка у человека! Прямо статуя с острова Пасхи. Отчего-то захотелось, чтобы это застывшее лицо дрогнуло, стало живее, что ли?
-Скажите. . . а Вы Катю еще любите?
Сказал – и сам испугался. Но Жданов только прикрыл на мгновение глаза, как будто Коля на него замахнулся. И лицо – да, дрогнуло. Только на мгновение. Вот, уже смотрит прямо в глаза:
-Да, люблю.
Зорькин не выдержал, потупил взор, принялся вертеть в руках папку.
-Николай, что с Катей?
Поняв, что деваться некуда и отмалчиваться надо было раньше, Зорькин тяжело вздохнул:
-То же самое.
Глаз он так и не поднял, да этого и не требовалось: по голосу почувствовал, что Жданов еще как дрогнул:
-Коля, что. . . что ты имеешь в виду?
-Да то! Упрямые вы оба, вот что!
-Коля, я. . . я пытался! . . Много раз. . . Все бесполезно! Ты-то, наверное, знаешь? - и с горечью добавил: - С тобой-то она разговаривает!
-Разговаривает, да. На другие темы. Жданов, я, честно, не понимаю, ты что, не мог ей объяснить, доказать как-то? Не сразу, потом?
Лицо Андрея сделалось усталым:
-Я пробовал. Я ей объяснял – она из фирмы ушла. Я еще объяснял – она сказала, что из Москвы уедет. Я не знаю, как еще. . . Бесполезно… Да?
Он с какой-то детской надеждой поднял глаза на Николая, как будто, и правда, надеялся, что тот сосредоточится – и что-нибудь обязательно придумает. Даже смешно. Коля собирался уже озвучить это наблюдение, но столько ожидания было в глазах Андрея. . . И никакой выдержки. Захотелось сказать: «Жданов, ты это. . . не опускай руки, мы что-нибудь обязательно придумаем!» Ага, придумаем. Придумаем?
Жданов уставился невидящим взором в окно.
-Слушай, а что, если ты ей напишешь?
-Открытку. – даже иронии не прозвучало.
-Открытку? Точно, открытку!
Жданов все-таки оторвался от окна и сосредоточился на Зорькине. На лице его читалось недоумение – тот что, издевается? Но Колю уже захватил творческий процесс:
-Она же говорить с тобою не хочет? И не захочет, я ее знаю – упрямая, как. . . Ладно. А ты ей в почту сбрось письмо – точно прочитает, не удержится. Подожди. . . У нас какое сегодня? Двенадцатое? А четырнадцатого – Валентинов день. Жданов. . . Подожди, подожди! . .
Но Андрей и так молчал – и недоумение на его лице начало сменяться робкой надеждой.
-Открытка, открытка. . . Ну да, ты ее поздравишь. . . Вот! Вот, что надо делать!
-Что?!
-Смотри, ваши отношения зашли в тупик, да?
-. . .
И вы ничего не можете изменить, да?
-. . .
-Вот. Значит, надо изменить точку зрения! Ну, посмотреть нестандартно, понимаешь?
-Нет. Ты предлагаешь мне считать, что все на самом деле хорошо, что вот так все и должно быть?
-Да нет же! Как бы тебе объяснить? Нужно сделать так, как будто все иначе, ну, выйти за границы ожидаемого.
-Николай, ты сам-то себя понимаешь?
-Пока не очень. Сейчас. . . Вот! Ты пишешь ей открытку, как будто у вас все хорошо. Ну там, спасибо за вчерашнее свидание, как все было прекрасно. Ерунду всякую придумываешь, понял?
-И? . .
-Она прочитает, во-первых, удивится. . .
-Ну, да, решит, что я спятил.
-А что, тоже, кстати, неплохо! Подумает, от любви. . .
-Зорькин!
-А я что? Это ты сказал.
-Ладно, а во-вторых?
-Вот, теперь самое интересное. Подумать-то она подумает. . . ну, что ты сошел с ума. . .
-Спасибо!
-Ты подожди. Она же на этом не остановится, думать не перестанет.
-Точно, Катя не перестанет.
-Ну! Она же вокруг этой твоей открытки такой непротиворечивый мир выстроит! Тебе, Жданов, понравится!
-То есть, она обо мне думать будет. . .
-Да, причем, позитивно!
-Здорово накручено. Ты сам-то в это веришь?
-А давай попробуем? Терять-то тебе нечего, как я понимаю?
-Нечего.

Зорькин давно ушел, оставив Катин e-mail, и воодушевление, охватившее было Андрея, начало таять. Повелся, как мальчишка. Бред!
А что, есть другие предложения? Все разумные варианты он уже перепробовал, включая беседу с ее мамой. Да и некоторые бредовые. . . Братьев Гримм, например. Прав Зорькин, что он теряет?
Андрей покопался в сети, нашел валентинку поприличнее, не в форме сердечка (еще не хватало Кате в сердечках писать! ), и погрузился в творчество. Ему казалось – что может быть проще, чем описать свои мечты? Сколько вариантов (непротиворечивых! ) этого счастливого будущего породило его воображение – только выбирай. Ан нет! Нужно было уложить в несколько открыточных строк безусловную веру в то, что все прекрасно, а веры-то этой не было! Наоборот, в подсознании залегла каменная уверенность, что уже никогда. . . Никогда. . .
Стоп!
Просто представь: вчера, только вчера ты проводил ее до подъезда, обнял, прижал к себе. . . А тело еще помнило ее – такую теплую, твою до последней капельки крови, до последней реснички. . . И ее «Анд-рей», то ли всхлипом, то ли стоном, еще звучало в ушах. . . И ты посмотрел в ее глаза, сияющие только для тебя, тронул губы поцелуем – и не удержался, сорвался в пропасть и вновь падал, падал, кружась, и она вместе с тобою. И ее двор кружился, и звезды проносились по сужающимся спиралям. . .

«Катя, любимая!
Я не видел тебя целый день – и не могу дождаться вечера. Вчера я говорил тебе «люблю» тысячу раз – и тысячу раз ты отвечала мне. Но мне все мало! Я целовал тебя вчера, уже мечтая, как буду целовать сегодня. Но до вечера еще так далеко!
Катенька, сегодня наш день – день влюбленных. Я поздравляю тебя и нежно целую – я знаю, ты почувствуешь мой поцелуй через все, что нас сейчас разделяет. Ты – лучшее, что у меня есть, единственная, любимая моя Катя!
Твой Андрей.»

http://s48.radikal.ru/i121/0903/3d/748fa760d13b.jpg

-2-

-Катенька, ты сегодня рано, вот умница. Ужинать?
-Мам, а Коля у нас?
-У нас. Совсем отцу голову заморочил. - Елена Александровна махнула рукой, засмеялась. – Рассказывает про... параллельные миры.
-Про что?
-Параллельные миры. Спорят! Ну, мой руки.
-Мамочка, я есть не хочу. Мне с Колей поговорить надо.
Валерий Сергеевич, услышав Катин голос, обрадовался:
-Катюха пришла!
-Привет пап. Привет, Коля. Пойдем, поговорить надо.
-Нет, ты подожди, Катюха, ты послушай, что наш финансовый директор рассказывает. Может, пока не поздно, его в бухгалтеры перевести?
-Ага, а вы финансовым директором будете, да, дядь Валер?
-Нет, ну я мог бы! Сидел бы, как Колька, весь день в Интернете, в перерывах между едой. Кать, ты ему скажи, пусть глупости там всякие не читает!
-А что такое?
-Да он мне тут. . . Паутина, паутина. . .
Катя не уловила смысл претензий, недоуменно посмотрела на Колю. Он смутился, но тут же перешел в наступление:
-А что? Неглупые люди, между прочим, писали!
-Что писали-то, Коля?
-Расскажи ей, расскажи! Быть тебе бухгалтером, Колька!
-Смейтесь, смейтесь, дядя Валера. Понимаешь, я посмотрел в нете про параллельные миры. . .
-Коль!
-Нет, правда, Пушкарева, очень интересные вещи попадаются. Подожди, ты послушай: вот городские коммуникации в Москве, например, - это же какая система сложная. Транспорт городской. . .
-Ну?
Колю понесло:
-Нет, нет, не в Москве, а в Нью-Йорке! Метро. Или надземка там. Представь, человек садится в вагон, едет, а выходит в параллельном мире. Ну, если, конечно, в правильный вагон сел. . .
-Коля, это фантастика, я читала.
-А если фантастика, то что? Не может быть? Или. . . подожди, вот еще – телефонная связь. Это же по всему миру соединения, ты вообще представляешь, какой сложности система получается? Звонишь абоненту, а трубку берут в будущем. Или нет! Вот – Интернет! Ты на Яндекс выходишь, ну, за справкой, а информацию получаешь не из этого мира.
-Коль, хватит. Про телефонную сеть тоже рассказ есть. Пойдем, нам поговорить нужно.
-Катенька, ты бы поела. И Коленька не ужинал.
Валерий Сергеевич, на протяжении всего Колиного вдохновенного монолога только восхищенно крутивший головой, не выдержал:
-У него от бескормицы в мозгах затмение. Мать, надо спасать Кольку, а то мы его теряем!
Коля покорно, хотя и очень неохотно поплелся вслед за Катей из кухни. Ужин явно помахал ему ручкой. Одни убытки: у него у самого голова гудела от той чуши, которую он только что нес. А теперь придется врать, что ему куда-то срочно нужно. Чтобы избежать более серьезной лжи.
У дверей Катиной комнаты Зорькин притормозил:
-Кать, я только отчет отдать забежал, мне срочно идти надо, я там договорился. . .
-Десять минут у тебя есть?
-Пять.
-Ладно. Коль. . . как там. . . в ZimaLetto?
-Все точно так же, Пушкарева. Женсовет тебе привет передает. Просили, чтобы ты с ними встретилась – соскучились.
-И я соскучилась. Но, ты же знаешь, работы. . .
-Знаю –работы очень много.
-А. . .
-Да, Шурочка теперь в приемной президента сидит – новое лицо ZimaLetto, так сказать.
-А. . .
-Все про тебя расспрашивали.
-Да? А. . . Коля. . . .
-А Вики там действительно нет, не попал я в параллельный мир, ты была права. Кать, мне, правда, бежать надо. Вот документы, посмотри.
-Коль. . .
-Потом, ладно? Ну, пока!
-Пока. Зайдешь завтра?
-Нет, не смогу, мама попросила кое-что сделать. Все, Пушкарева.

Катя закрыла за собою дверь своей комнаты, постояла, прислонившись к ней плечом. Колька, верный друг! Не умеет он врать. Дело какое-то придумал, без ужина остался. . . Она-то понимала, о чем он не захотел ей сказать: встретил, наверное, Жданова, а тот не спросил о ней, ни словом не обмолвился. . . Может, вообще прошел мимо, на ходу поздоровавшись. . . И он прошел перед ее мысленным взором, своей неповторимой походкой. . . Взглянул мимолетно, поправил очки. Так знакомо. Так. . . Улыбнулся кому-то, -не ей! - брови взлетели.
Хватит!
А может, девчонки что-то сказали. Что у Жданова кто-то есть. Услужливое воображение тотчас нарисовало картину: вот он идет к лифту, рядом с ним женщина, длинноногая, со струящимися по спине волосами. . . Смотрит на него снизу вверх, а он склоняется к ней, придерживая за локоть. . . нет, обнимает ее плечи, шепчет ей на ухо. . . И глаза у него. . .
Все, Пушкарева! Тебя не касается ни то, как он поправляет очки, ни его рука на чужих плечах. Это его жизнь. А твоя. . .
Вот так он и будет, вечер за вечером, и завтра, и послезавтра, проходить мимо, поправляя очки знакомым до одури жестом, обнимая кого-то за плечи, глядя кому-то в глаза, проходить, проходить, бесконечно мимо, в каком-то своем мире. Параллельном. . . Это и есть твоя жизнь. И Коля сбежал, чтобы не сказать тебе, что это не ты ее себе выбрала. И ничего не сможешь изменить, даже если очень захочешь.
Следующий день наступил холодный, сумрачный от низких тяжелых туч, которые так и не проЫпались снегом. На душе было пусто, и она тащила себя в работу изо всех сил, так что Юлиана сказала: «Катя, ну, так нельзя! », но она сделала вид, что не поняла, и дожила до вечера. А потом, за закрытой дверью своей комнаты, смотрела, как он проходит, проходит, проходит. . .

-3-

-Доброе утро.
Доброе серое утро.
-Катенька! Садись скорее, сырнички. . .
-Катерина! Это что такое, не выспалась, что ли? Ложишься неизвестно, когда. Для бойца сон – первое дело! С утра глаз гореть должен! Тем более, праздник сегодня. . .
Елена Александровна бросила на мужа обеспокоенный взгляд:
-Валера, ты Катеньке сметанки положи. . .
-Обязательно! Ну-ка, Катюха, давай, ешь, мать старалась. Завтрак для бойца. . .
-Спасибо, папочка.
-Спасибо, а сама не ешь ничего! Посмотри на себя – бледная, квелая. И это с утра! Да еще в праздник. Слышь, мать, навыдумывали – день влюбленных! Понимаешь ты, один день в году! А в другое время, извините, не полагается! . .
-Катенька, не обожглась?
Рука с чашкой дрогнула, горячий кофе пролился на стол, закапал на юбку. . .
-Иди, иди, переоденься. Ну, что ты расстроилась? Сейчас я замочу, все отойдет. Ну, что ты?
Было жалко – то ли юбки, то ли себя. Глаза запекло. И на работу теперь опоздает. Одно к одному.
По лестнице спускалась бегом, наверстывая время. Поздно. Опоздала. Дверь подъезда выпустила ее в серый, холодный, тяжелый мир.
-Пушкарева, ну, сколько можно? Я тут замерз совсем. Вот – это тебе! - жалкий, озябший букетик в посиневшей от холода руке. – Кать, ты что? Ну, Пушкарева?
Все, больше ей не выдержать. Горячая влага проложила дорожку по одной щеке, по другой. Они что, сговорились? Ладно, папа, но Колька-то! . . . Лучший друг! . . Не понимает, что она и этот праздник – чужие? Испугался вон, обнял, утешает:
-Кать, ну. . . Все хорошо будет. Слышишь, все – будет – хорошо!
Она уже успокоилась немного, вытерла щеки рукой, слабо улыбнулась:
-Да, Коль. В параллельном мире. Не пересекающемся.
-Да. . . То есть. . . Цветочки вот. Это тебе.
-Спасибо. Коль, ты извини, я уже опаздываю. Побегу, ладно?
-Беги. Ты, это. . . На метро поедешь – ты в правильный вагон садись. – Шутник, подбодрить пытается. – Ты как спустишься, первый поезд пропусти, все равно опоздала. А следующий подойдет, садись, Пушкарева, в. . . третий вагон. Точно тебе говорю, все тогда будет хорошо!
Нашла в себе силы улыбнуться:
-Ладно, Колька. Ты хоть папе голову больше не морочь. Пока.
-Пока, Кать. – И уже вдогонку: - Второй поезд, третий вагон!
Как будто полегче стало – то ли от того, что поплакала (тушь, наверное, потекла! ), то ли от Колькиной ерунды. Или от того, что точно опоздала – что уж теперь! . .
Шагнув с эскалатора под «Осторожно, двери закрываются. . .», не поддалась плотному кольцу сограждан, добавивших прыти. Второй поезд? Третий вагон? Не глупее, чем все, что она делает.
Вновь оказавшись на улице, взглянула на часы – десять ровно. Надо Юлиане позвонить. Букетик мешал – замерзший, потрепанный какой-то, но и выбросить рука не поднималась. Эх, Колька. . . Согражданин по параллельному миру. . .
-Юлиана. . . .
-Катюш, ты где?
-Вы простите, я опаздываю. Буду через пятнадцать минут.
-Не переживай. Жду тебя. А тут тебе. . . Ладно. Жду.
Катя вошла в офис ровно через пятнадцать минут. Эльвира, здороваясь, бросила выразительный взгляд на часы. Что ж, пусть хоть кому-то утро доставит радость.
Неловко раздевалась, перекладывая Колькин букетик из руки в руку. Подошла к своему столу – и обомлела: в высокой вазе рдели неправдоподобно огромные бутоны роз. На мгновение перехватило дыхание – может, она, наконец, села в тот вагон? Но из-за портьеры выглянула Юлиана, и ее сияющее лицо развеяло иллюзию. И она туда же!
-Юлиана, спазибо. Но зачем? . .
-Катюш, а это не я.
-Не Вы? А. . .
Подоспевшая, мучимая любопытством Эльвира дала разумный совет:
-Катя, а ты посмотри, там карточка должна быть.
Катя потянулась к цветам, но Юлиана опередила ее:
-Карточки нет. Но, Катя, это от хорошего человека!
Ясно. Юлиана посоветовала Мише не вкладывать карточку, он-то непременно бы это сделал. Напомнил бы о себе.
-Спасибо. . . Эльвира, можно я твою вазу возьму, а то. . . вот. . .
Эльвира посмотрела на букетик в Катиной руке, слова явно просились у нее с языка, но – сдержалась, налила в вазу воды, подала. Катя пристроила Колькины цветы под сенью Мишиного великолепия, бережно расправила, потрогала примятые лепестки. На вопросительный взгляд Юлианы ответила односложно:
-Коля.
Юлиана посмотрела внимательнее, что-то для себя проясняя, поджала губы: пора девушку реанимировать. Лучшее средство от душевных ран – трудотерапия, оно никогда не подводит.
-Катюш, ладно, время идет. Тебе проект договора Краснов прислать должен был. Посмотри, и с предложениями – ко мне.
-Хорошо, Юлиана.
Включила компьютер – на экране проступила неправдоподобно голубая морская гладь, сливающаяся с чуть более светлым безоблачным небом, одинокий атолл с двумя пальмами – Колька выкопал где-то в Интернете «для создания позитивного настроя», выскочили иконки на панели задач, почтовик замигал о полученных сообщениях.
От Краснова. От Жданова. От. . .
Она так испугалась, что рука сама потянулась, нажала на кнопку, выключила монитор. Сидела, глядя на серую поверхность, с которой исчезли атолл и лазурь, и почтовик – ушли в свой виртуальный мир, спрятались за серой границей. А она осталась здесь, в реальности, по эту сторону. Пальцы дрожали, и она сжала их в кулаки.
-Кать, ну что, прислал Краснов? . . . – Юлиана заметила неладное. – Катюш, что с тобой?
Напрасно она не уговорила Мишу подождать с букетом. . . Хотя бы до 8 Марта. Вообще, подождать. Пыталась, но тому не терпелось. Вот теперь Катя сидит, бледная. . . И не в Мише дело – он просто напомнил, разбередил. Катя, Катя! Ну, ничего, просто нужно подождать, время лечит. Девочка, конечно, не верит этому, но время, и в самом деле, лечит. Уводит на задний план, припорашивает пылью, чтобы не било по глазам, сглаживает острые грани. . .
-Все в порядке, спасибо, Юлиана. У меня. . . монитор выключился. Да, Краснов прислал, сейчас посмотрю.
Сейчас включу и посмотрю. Все пректы, предложения, кроме. . . Опомнись, Пушкарева, ты работаешь с Юлианой, занимаешься пиаром, он управляет модным домом. Все проще простого: новая коллекция, подготовка к показу, традиционное сотрудничество. . . Ну, почему она решила, что Жданов откажется от услуг Виноградовой? С какой стати ему придет в голову такая бредовая мысль? Да он даже не задумается, что Кате Пушкаревой может быть больно. Он. . . идет, обнимая за плечи. . . волосы струятся. . . Идет – и не проходит. А она – прошла. Она у него прошла.
Стало ясно и пусто, пальцы не дрожали, экран засветился лазурью, замигал почтовик. Так, в порядке поступления. Краснов, проект договора. Зашуршал принтер, бумага легла аккуратной стопкой, обещая час покоя, стогого, логичного.
Этот час миновал и еще час. . . И еще. Порядок просмотра почты был нарушен, еще четыре стопочки бумаги аккуратно разлеглись по папкам.
Катя устала помнить об этом письме. Глупо – как все у нее. Правая рука Юлианы, которая не ведает, что творит. . .
Навела курсор на значок, щелкнула мышью – и строчки ударили по глазам наотмашь, бессмысленные, безумные: «Катя, любимая. . . вчера. . . ты отвечала мне. . . целовал. . . сегодня. . . разделяет. . . любимая. . . Андрей. . .»
Веки прикрыли глаза, чтобы те не видели, не читали. Чтобы дать удержаться, не сорваться, зацепиться за краешек реальности.
Это Коля! Спасительная мысль мелькнула в сознании и рассыпалась прахом. Нет, не Коля. Это Андрей. . . Он перепутал адрес, ткнул небрежно, а она. . . Чуть не сошла с ума. Да, конечно! Конечно! Как все просто!
«Катя. . . Катенька. . . Катя. . .». Ту, которую он обнимал, тоже зовут Катя? «Ты – лучшее, что у меня есть. . .». Она помнила «ты – лучшее, что у меня было. . .» в одной из открыток. То – было, а это – есть. . .
-Катя!
Она вздрогнула, возвращаясь. Юлиана, лицо встревоженное:
-Катюш, ты плохо себя чувствуешь? Побледнела. На, выпей водички. Давай-ка ты поедешь сейчас домой. Отлежишься, отдохнешь. Кать, ты меня слышишь? На тебе лица нет! Болит что-нибудь?
-Нет. . . Все нормально, спасибо.
-Я вижу, как нормально. Давай, собирайся, я тебя завезу, мне все равно ехать надо. И не спорь!

Она лежала под теплым пледом, малиновый чай, на котором настояла мама, теплом расходился по телу, отогревая ледяные руки и ноги. Рассудок, сдавшись, затих, перестал тасовать мысли. Тепло. Сумеречно. Тихо.
Когда она проснулась, в комнате было темно. Только снаружи проникал мягкий свет, как будто светился воздух. И тишина, составленная из привычных городских звуков, была такой мягкой, что Катя догадалась – идет снег. То мрачное, тяжелое, серое, что висело над городом, падает на него мягкими белыми хлопьями, укрывая, утешая.
Она лежала, чувствуя снег за окном, ни о чем не думая. Только откуда-то, как диковинное существо из глубины вод, поднималось, делаясь все ярче и отчетливее, странное ощущение другой жизни. Иной. И она – другая, легкая – идет под падающим снегом. И Андрей. Рука на плечах - ее плечах. Наклоняется к ней – глаза в глаза – и все вокруг начинает кружиться, захваченное хороводом снежинок. . .

Назавтра, придя на работу первой, Катя, не раздумывая, не рассуждая, открыла почту и нашла письмо:
«Спасибо тебе, родная, за вечер. Я отвез тебя домой и поехал опять туда, где мы с тобою бродили под снегопадом. Никого не было, снег все шел, и я вспоминал тебя. Как ты лепила снежки, а я отогревал твои руки. Сейчас уже ночь. Я пошлю тебе это письмо и постараюсь заснуть, чтобы скорее наступило завтра.
Люблю тебя. Андрей.»

-4-

Быть может, она сошла с ума, и ее жизнь – порождение больного воображения. Но все, что она может – действовать так, как будто ничего не произошло, совершать рутинные действия, предписанные правилами этого больного мира.

Почти до самого утра воображение, не сдерживаемое сдавшимся сознанием, рисовало тонкими штрихами иную жизнь. Невозможную. Ту, в которой Андрей не мог дождаться вечера. Перед ее мысленным взором не вставал его образ, она не ощущала его рук и губ, но чувство, что он рядом, становилось таким отчетливым, что она замерла, не шевелясь, боясь спугнуть эту близость. Минуты складывались в часы, и она лежала, дыша тихо-тихо, и его тепло обнимало ее, и под закрытыми веками разливался теплый ровный свет. Она мечтала только об одном – чтобы утро не наступило.
Предутренние звуки, – троллейбус прогремевший троллеями на соседней улице, хлопнувшая дверь подъезда, - обыденные, реальные, исподволь проникали в сознание, теснили иллюзию. И она истончалась, блекла, оставляя после себя саднящую пустоту. И тогда слезы покатились на подушку. Катя так и заснула, как будто провалилась в черноту, вжавшись мокрым лицом в ладони.

Женщина, проснувшаяся полтора часа спустя по звонку будильника, не питала иллюзий.

Катя смотрела на экран сухими воспаленными глазами. Это письмо предназначалось не ей, и ее долгом было сообщить отправителю об ошибке. Она могла поручить выполнения этого формального действия чужому человеку, Эльвире. . . Нет, не могла. Как будто наказывала себя за ночные фантазии, на которые не имела права. Должна была все сделать сама. Пальцы дрогнули, выстукивая на клавиатуре фамилию, но покорились:
«Уважаемый господин Жданов,
Сообщаю Вам, что Вами допущена ошибка адресации почты. Ваша почта ошибочно отправлена помощнику директора рекламного агентства Ю. Виноградовой.
Благодарю за исправление ошибки.
Помощник директора».
Ошибка, ошибочно, ошибки. . . Каждое упоминание об ошибке ей хотелось сопроводить восклицательным знаком, чтобы они прокричали ему – как ты мог?! Я ведь живая! Эти мечты, порожденные твоими словами к другой, режут, как бритва. Пройди мимо – навсегда!
Появилась оживленная, полная энергии Юлиана, вслед за ней шмыгнула Эльвира.
-Кать, ты как?
Катя быстро нажала кнопку отправки почты – все, все!
-Спасибо, со мною все хорошо.
-Не хочешь сказать мне, что случилось?
-Ничего, Юлиана. Все в порядке.
-Ну-ну. . . Пойдем, набросаем план на сегодня.
Перечисляя текущие дела, она то и дело бросала взгляды на Катю, но та была спокойна, Юлиана даже сказала бы, неестественно спокойна. Только глаза какие-то лихорадочные. Дернуло же Мишу! . .
-Катюш, давай так: ты посидишь сегодня в офисе, а я возьму с собою Эльвирочку – ничего, как-нибудь справится, ей полезно.
Слабые протесты Кати не были приняты во внимание, Юлиана упорхнула, прихватив недовольную Эльвиру, послав с порога воздушный поцелуй, а секретарша – ревнивый взгляд. Стало тихо, и Катя с облегчением села за стол. Можно было расслабиться, не держать лицо. До лавины звонков оставался почти час. Она бросила рассеянный взгляд на экран – почтовик мигал. Убеждая себя, что кто угодно может прислать почту, ткнула мышью.
Наверное, она была готова к этому. Наверное, посылая ему письмо, глубоко в душе надеялась, что он ответит – ей, Кате Пушкаревой, не ошибочно, пусть официально. Как угодно, но - ей. Что-то вроде «уважаемый помощник директора. . .». И подпись – для нее: «Жданов А. П.». Андрей.
Строчки запрыгали перед глазами, торопливые, набранные в спешке:
«Катя, что случилось? Это Юлиана, да? Она нас застукала?
Юлианочка, ау! Не ругай Катю – это я во всем виноват, отвлекаю ее. Прости, дорогая, я знаю, как вы заняты, но. . . Одно письмецо в день, а? Ну, два – максимум? Не сердишься уже? Все, я твой должник, проси, что хочешь! Ты-то Катю целый день видишь, а мне до вечера ждать!
Только, чур, это письмо не считается, ладно?
Кать, я тебе отдельно напишу, прямо сейчас».
Что же это? Наваждение?
Но почтовик замигал опять, и не было времени думать:
«Катюш, ты расстроилась? Не обращай внимания, это она для вида. Я. . . я ей цветы пришлю. Точно!
Кать, я так соскучился. Давай сегодня никуда не пойдем, сразу поедем ко мне, а? Пожа-алуйста! Когда ты мне так жалобно говоришь «пожа-алуйста», я ни в чем тебе не могу отказать. Слышишь, как жалобно у меня получается? Пожа-алуйста.
Любимая моя, я буду ждать тебя там же, где обычно. Я уже жду. . .
Целую тебя. . . Нет, точно, надо заканчивать это письмо, а то и цветы не помогут...
Андрей».
Да, она сошла с ума. Теперь в этом нет ни малейшего сомнения. Ни малейшего!
Господи, как это прекрасно – сойти с ума! А вдруг. . . вдруг это временно? Излечимо? Нет, нет, пусть – навсегда! Пожа-алуйста!

Через час, за который не раздалось ни одного звонка, что только подтвердило диагноз, принесли букет для Юлианы. На вложенной карточке было напечатано «Юлианочке – с благодарностью».

-5-

А эти цветы – тоже порождение ее безумия? И карточка?
Нет, нет, она не будет думать! Еще немного, чуть-чуть. Вы разве не знаете – Екатерина Валерьевна Пушкарева, сумасшедшая! Счастливица! У нее есть все, кроме прошлого и будущего. У нее есть настоящее. Настоящее настоящее. Знаете, что она делает? Она гуляет по аллеям под снегопадом, лепит снежки, и Андрей греет ее руки. Сначала он дышит на них, прячет замерзшие пальцы в своих ладонях, но холод не отпускает. . . И тогда он расстегивает пальто, пуговку на рубашке и прижимает ее руки к горячей коже. И его сердце стучится прямо в ее ладони. . .
-Агент. . . Простите. . . Агентство Юлианы Виноградовой. К сожалению, ее сейчас нет, да, все передам. Спасибо.
Его кожа обжигает. . .
Хватит! Так на самом деле можно сойти с ума.
Что происходит? И правда, попала в параллельный мир? Все так реально – письма, цветы – и так невозможно! Второй поезд, третий вагон. Отправная точка. Вот так, вышла из вагона – и шагнула в другой мир. То, о чем запрещала себе мечтать, здесь – реальность. Андрей. Каждый день, наполненный его любовью, каждый волшебный день. Волшебные снежинки падают с неба, а они идут, взявшись за руки, бродят по каким-то аллеям. Потом едут к нему. . . Он помогает ей снять пальто, пальцы скользят по ее плечам. . . Пальто, забытое, падает на пол.
Полумрак комнаты, кольцо его рук, участившееся дыхание. И она делает то, чего так хотела, но не решилась: расстегивает - пуговка за пуговкой - его рубашку, проводит рукой по обнаженной коже и целует там, где провела рукой. Это настоящее. И она любит безоглядно, потому что в этом настоящем нет ничего проще, чем любить. И знать, что он ждет ее там же, где обычно.

-Факс? . . Конечно, присылайте. Минутку. . . Да, все нормально, спасибо.

-К сожалению, Юлианы сейчас нет на месте, я все передам. . .

-Да, записала, спасибо, я передам. . .

-Она перезвонит Вам, как только вернется. . .

Там же, где обычно.

-Катюша, мы вернулись! Ты как? Вижу – порозовела, ожила. Молодец! Мне звонили?
-Да, спасибо, все хорошо. Звонили, вот список. Цветы прислали.
-Цветы? Кто?
-Не знаю.
Юлиана покрутила карточку в руках:
-Странно, благодарные клиенты обычно не забывают напомнить о себе. . . Ладно, на все загадки находятся разгадки. Так, девочки. . .
-Юлиана. . . а можно мне отлучиться на полчаса?
-Конечно, дорогая, иди, подыши воздухом. Такая красота на улице!

Снег больше не шел, но белая земля противостояла серому небу. Катя глубоко вдохнула морозный воздух. Въезд во двор, улица. . . Где может быть это «там, где обычно»? Где-то здесь, рядом. Вот на этой улице – окинула взглядом припаркованные машины. Или в соседнем переулке. Или в соседнем мире. . .

-Катюха, а вы с Колькой, часом, не поссорились? Что это он второй день сбегает, пока ты не пришла?
-Нет, пап, не ссорились. Наверное, дела какие-нибудь.
-Дела! Знаю я его дела - небось, свиданки. . .
Коля. . . Со своими параллельными мирами. . .
Неужели? Нет, письма от Андрея. Это его. . . слова. Колька бы не смог. Но без него точно не обошлось! Визит в ZimaLetto – болтовня о параллельных мирах – второй поезд, третий вагон – письма – прячется от нее. . . Что же это, они с Андреем сговорились? Свести ее с ума?
Стоп!
Если все это так, чего они достигли?
Она читает письма Андрея. Она. . . почти верит ему. Да что там – почти! Думает о нем. Мечтает. Мечтает об Андрее! Делает все то, что было под строжайшим запретом. И Андрей. . . Тоже нарушил запрет – пусть не разговаривает, пишет ей. И тоже. . . мечтает...
Неужели все Колька? Психоаналитик доморощенный.
И что теперь делать? Позвонить Андрею? Анд-ре-ю. . . Нет. Она не сможет! Что она скажет? Андрей, я тоже тебя люблю? Тоже? Господи, тоже. . .
Она ему напишет. Ответит. Прямо сейчас.
Катя включила компьютер. Открыла почтовую программу. Кому? Адрес, она не помнит адрес! Не обратила внимания, не до того было. Слова, обрушившиеся на нее из другого мира, заставили забыть обо всем. И адрес прошел мимо потрясенного сознания, не отложился в памяти. А если бы даже отложился, что бы она ответила? Что тоже вспоминает прогулку под снегопадом? А она вспоминает? Да. Да, она помнит все – как он грел ее руки, как билось его сердце под ее ладонью. Как целовались в прихожей, а пальто лежало на полу, забытое. Как расстегивала пуговки его рубашки.
Напишешь ему об этом, Катя?
Спрятала горящее лицо в ладонях.
Курсор мигал в строчке «Кому».

-6-

Катя, напиши ему, он ждет твоих слов. Ведь он там один. . . в параллельном мире. Напиши, о чем мечтала. А отправить можно и завтра. Посмотреть адрес и отправить. Напиши просто: «Я тебя люблю». Он поймет – и про снегопад, и. . . про все остальное.
Под веками, прижатыми ладонями, заплясали радужные сполохи.
А может. . . Может, позвонить Зорькину? Он-то наверняка знает адрес. И спросить у него заодно. . . Спросить, что было. . . Что говорил Андрей. . . А письмо. . . Письмо потом.
Быстро свернула окно на экране, чтобы не било по глазам это «кому».
Ну, возьми трубку, трус! Возьми!
Хорошо же! Тоже мне, Варвик, делатель королей!

Телефон звонил и звонил. Зорькин смотрел на имя подруги на дисплее и уговаривал ее прекратить трепать ему нервы. Вот ведь упорная какая. . . когда не надо! Пушкарева, ты бы лучше Жданову своему так звонила!
Телефон, наконец, умолк, но, не успел Зорькин перевести дух, выдал сигнал SMS – от нее, от Кати, конечно!
«Выходи, подлый трус! Зорькин, если ты и завтра улизнешь! . . «
Николая охватила легкая паника: догадалась, кто бы сомневался – это же Пушкарева! Ясное дело, мыслительный процесс у нее идет без остановки. И вряд ли ему завтра поздоровится. Чем бы дело ни обернулось. . .
Честно говоря, стоило азарту поутихнуть, как Зорькин начал жалеть. Ну, зачем он полез? Ведь ясно же, что Пушкареву не переупрямишь. Спаситель человечества выискался! Жданов, конечно, подергается, да только надолго ли его хватит?
А вот себя он подставил, да! Причем, с двух сторон. Вот Пушкарева за него с одной стороны завтра и возьмется!
Кстати, неплохо бы узнать, чем же там дело обернулось? И вообще, он завтра отдуваться будет, а Жданов, вроде, и ни при чем?
-Э-э, добрый вечер. Это Зорькин.
-Коля!
-Жданов, нас раскололи!
-То есть?
-Катя просекла. Ну, сопоставила там, обдумала. . .
-И что? Что она сказала?
-Завтра скажет. . . Велено у нее быть.
-А. . . ты что, не был у нее?
-Да как-то все. . . не получалось. . .
-Коля, я думал, ты мне что-нибудь скажешь. Понимаешь, мне ведь обратная связь нужна. Ну, реакция какая-то. А то я пишу, пишу. . .
-Пишешь? Это хорошо, конечно. Слушай, Жданов, что-то надо делать. Понимаешь? А то я реакцию завтра почувствую. На себе.
-Коль, ты что. . . трусишь?
-С чего ты взял? То есть. . . да, есть немного. Ты бы, это. . . завтра уже перешел от слов к делу, а? Прямо с утра, а? Может, до вечера Катя уже и забыла бы обо мне. Жданов, ты же подготовку провел. . . Давай, а?
-Да я. . . Ладно, Коля, я. . . я готов.
-Давай, Жданов!

-Доброе утро, Юлиана.
-Привет, дорогая. Катюш, пока Эльвиры нет, может, скажешь, что с тобою происходит? То лица на тебе нет, то. . . сияешь. А то мне уже такое в голову приходит! . .
-Все нормально, Юлиана, правда.
-Нормально. . . Ладно.
Не верит, смотрит так. . . испытывающе. Юлианочка, Вас дела ждут, в Вашем кабинете. И меня. . . Почта. Личная.
Очень личная – всего три слова:
«Люблю тебя. Андрей».
И я. И я тебя люблю.
-Катюш, зайди ко мне с планом, давай посмотрим.
План, план. А вчера. . . Он отправил письмо в два часа ночи.
-Да, Юлиана, я внимательно слушаю. На четырнадцать тридцать? Конечно. . .
-Извини, Кать. Да? Здравствуй, дорогой! Заедешь? Давай лучше я к тебе? Ну. . . ладно. В двенадцать? Хорошо, договорились. Пока.
Катя поспешно сделала сосредоточенное лицо – что это Юлиана на нее так смотрит?
-Ладно, Катюш, иди. Нет, подожди. . . – взглянула на часы. – Время еще есть. Пока все, Катюш.
Время?
Откинув портьеру, уже видела, что почтовик мигает. А вдруг? . . Ведь есть еще лимит на второе письмо. . .
«Я увидел утром, что ты забыла у меня одну вещь – а я хочу, чтобы она была всегда с тобой. Сможешь выйти на минутку в половине двенадцатого – я буду тебя ждать, где обычно? А лучше на полчасика. . . Отпросись у Юлианы, а? Андрей».
Что же делать? Идти. Она не простит себе, если хотя бы не попытается! Где бы ни было это «где обычно» - он будет ждать ее!
Переждав, пока сердце успокоится, перестанет трепыхаться пойманной птицей, несколько раз глубоко вдохнув, отправилась к Юлиане:
-Юлиана, простите. . . Мне надо отлучиться. В половине двенадцатого.
-Катюша, конечно! Очень хорошо!
В голосе начальницы столько энтузиазма - и. . . облегчения? – что Катя посмотрела на нее с недоумением.
-Кать. . . ты сидишь тут целыми днями. . . Пройдись, посмотри, какая там красота – снег! Ты надолго?
-На. . . полчаса, если можно.
-Конечно! И не спеши! Подыши воздухом. Или по магазинам пробегись. . .
-Спасибо.
Время тянулось нестерпимо. На работе сосредоточиться не получалось, и Катя достала пудреницу, посмотрела на свое отражение. Глаза? Правда, сияют. . .
Уже надев пальто, остановилась на пороге. Наваждение. Эльвира, уловив что-то про магазины, давала какие-то поручения. Катя согласно кивала. Остаться? Зачем-то вернулась к своему столу, постояла, глядя на лазурь океана. Открыла его письмо. Люблю тебя. Он с нею. А сам там. . . один.
Выйдя во двор, даже не поняла, почему больно глазам. Серое небо перестало быть сплошным, что-то пришло в движение там, высоко над тучами, - яркие прорехи синели ослепительно, и снег тоже стал голубым. Перед тем, как сделать шаг на улицу, замерла на мгновение.
Длинный ряд припаркованных машин. Сердце провалилось на миг – черный порш. . . Дверца распахивается. . . Катя прикрыла глаза. А когда открыла, он стоял возле распахнутой дверцы. Захлопнул. Сделал шаг – смотрит на нее. Остановился, как будто замер кадр, – шаг не окончен, жест не начат. . . И ей показалось, что сейчас камера начнет удаляться, человек у машины и машина, и улица, и город будут стремительно сжиматься, пока не превратятся в неразличимую точку. . . И тогда, чтобы не дать ему уйти, исчезнуть в своем мире навсегда, она побежала к машине. И уткнулась в пальто у него на груди, обхватив руками, прижимаясь изо всех сил. И он, безмолвный, оробевший, только прикрывал ее руками, собою – от всех, от нее самой.
-Ты знал, что я приду?
-Нет. Только надеялся. Катя, ты. . .
-Люблю тебя.
-Катя. . .
Прохожие стали оборачиваться, бросая сочувственные взгляды.
-Андрей, давай уйдем куда-нибудь.
-Давай. Только. . . Ты у меня забыла. . .
-Андрей!
Но он уже достал из кармана маленькую коробочку, открыл – колечко!
-Катя, я прошу тебя стать моей женой. Ты. . . согласна?
И она сказала то, что казалось ей единственно правильным в этом странном мире, потерявшем связь причин и следствий:
-Да.
Он кружил ее, сжав до боли, а прохожие улыбались им, и голубые прорехи в небе поджигали голубой снег. А потом он повлек ее по улице, во двор, взялся за ручку двери.
-Андрей, куда? . .
-Кать, я договаривался с Юлианой. На тот случай, если бы ты не вышла.
-Но. . .
-Я хочу ей сказать. Пойдем!
Ошеломленная Эльвира замерла за своим столом.
-Юлиана!
-Андрей? Опаздываешь, дорогой. . .
Юлиана появилась из-за портьер и превратилась в статую – только глаза распахивались все шире.
-Андрей? Катя. . .
-Юлианочка! Мы с Катей. . . Катя только что согласилась стать моей женой. Я хочу, чтобы ты знала.
-А. . . Понятно. – логическая цепочка выстраивалась, но какие-то звенья все не замыкались. –А как? Когда ты успел? Вы разве встречались?
Юлиана смутилась, додумав что-то до конца:
-Ребята, я. . . рада за вас, правда. Катюш? Ладно, все понимаю! Поздравляю!
-Юлиана, ты отпустишь Катю? Пожа-алуйста!
Усмехнулась понимающе:
-Да бегите уже! - и, когда входная дверь захлопнулась, добавила, покачав головой, высоко подняв брови: - Просто фантастика какая-то!

0

63

Спасибо,Анна!Прочитала,всплакнула !Думаю !

0

64

natasha написал(а):

Спасибо,Анна!Прочитала,всплакнула !Думаю !

И я! Анечка спасибо!

0

65

И я прочитала, про параллельные миры мне больше у Амалии понравилось, а в целом хорошо, душевно...

0

66

Анечка,а я оказывается читала "Детство в мире красоты", мне понравилось. Оригинальный сюжет,помню читала с интересом.

0

67

И я начала читать "Детство..." Нравится мне, что рассказ идет от лица маленькой девочки, а все остальное - очевидное-невероятное, имхо. Отчим - продюсер куда ни шло, но Катя - концертный директор - не верю. Она совершенно не подходит под эту работу по характеру и образованию, да и начинающим певичкам, которые пока только мелькают по тв, концертный директор и не нужен. Опять же нет необходимости частых поездок за границу при такой работе. И то, что Катя зовет дочку "Ани", довольно странно, так могла бы звать ее Кира, если бы была ее матерью. Бабушка привела внучку в ZL на работу, чтобы познакомить с отцом такими окольными путями - не верю. Даже если Аня и стала малолетним лицом ZL, целыми днями там ей делать нечего, максимум - пара-тройка фотосессий и репетиция непосредственно перед показом. И то, что там практически ничего не изменилось за 10 лет (те же кадры на своих местах), тоже маловероятно. Пока как-то так.

0

68

Леночка,ну что ты придираешься,это же полёт фантазии автора,честно говоря,я так разбирать не умею.Мне или интересно читать или скучно и тяжело продираться,если мысль скрыта за словесами. Интересно-же придумано.

0

69

Омуль написал(а):

Леночка,ну что ты придираешься,это же полёт фантазии автора,честно говоря,я так разбирать не умею.Мне или интересно читать или скучно и тяжело продираться,если мысль скрыта за словесами. Интересно-же придумано.

Я люблю такой полет фантазии, который перекликается с сериалом, пусть там будут совершенно другие события, но читаешь и думаешь "это наш Жданов", "это наша Катя". Мне читать "Детство..." тоже было интересно, но такие моментики нужно авторам продумывать, чтобы все эти несостыковки не мешали общему восприятию фан-фика. У той же Амалии такого нет, хотя у нее полет фантазии еще покруче будет. Мы же читаем не самостоятельные произведения, а фан-фики по мотивам сериала... Наверно, это только мои заморочки...

0

70

Чувствуется,что не любишь ты фантастику,а я с наслаждением читала и "ПрОклятое королевство" и "Незнакомец в зеркале"

0

71

Фантастика это точно не мое, хотя в юности Беляева любила, а в детстве Волкова ("Волшебник изумрудного города").

0

72

Девочки ,прочитали продолжение или ,вернее,окончание Проклятого королевства? Жестокая Батильда всех умертвила.Только Ромка уснул волшебным сном.Я плакалъ... :'(
Прекрасно Бати пишет,достоверно и убедительно.Вот фантазия у девушки работает,просто удивительно.И ведь все так логично ,закономерно.То есть ,практически создан целый мир с собственными законами и логикой и нет ни малейшего сомнения в правдивости его существования.Умничка .

0

73

Алена ха! написал(а):

Умничка .

Как же я с тобой согласна.Читала "Проклятое королевство" взахлёб

0

74

Девочки, совсем недавно узнала о существовании фиков. Теперь читаю и читаю не могу остановиться. Я в восторге от того, как наш любимый НРК завладел умами и чувствами многих талантливых людей и они не могут молчать, фантазируют и пишут. Я им всем очень благодарна. Потом поделюсь с вами наиболее понравившимися. :flag:

0

75

Елена написал(а):

живом поворе муже нищастном раман крутют, а сами старыи, падумали бы о здаровьи, зашол в раман пра карибы, думал там пра ператов, так и там жуть, весь красный сежу, ни знал, что бывают такии пахабники...
Пайду ищо пачитаю

СМЕЮСЬ,хотя мысли так пожаловаться были,пойду еще Фассбиндер почитаю !

0

76

А мне очень понравился коротенький рассказ (не помню где его прочитала)про то,что Роман уехал в Киев после ссоры с Андреем и женился на Надежде.Через несколько лет приехал в Москву и в ресторане увидел женщину,которая сидела к нему спиной и почувствовал,что она,именно она ему нужна. И песню в это время пели "Ах какая женщина",а потом к ней подошёл мужчина и это оказались Андрей с Катей. Это называется "так тебе и надо".

0

77

Омуль написал(а):

А мне очень понравился коротенький рассказ

И мне...

0

78

Алена ха! написал(а):

На тему прошедшего праздника...
            Сиенна. Валентинка.
            Шутка, пустячок, которым я хотела поздравить моих дорогих читателей с днем всех влюбленных. С пожеланиями любви! И даже с иллюстрацией…

Спасибо, Аннушка. я, как всегда позже всех, прочитала!
Очень понравился рассказ.
Всё думаю, какя же я была дурочка, что не догадалась раньше запросить в интернете "Нелли Уварова", тихо, молча, сама с собой любила сериал и актеров, а хдесь целый мир таких же влюблённых и увлечённых..., спасибо всем. :flag:

0

79

http://fff.mybb.ru/topic2504.html

суета, апрель, черешня.
Очень понравился фик. У Амалии Катя похожа на себя, на ту сериальную Катю Пушкарёву в исполенении Уваровой.
Жданов тоже хорош, он почти у всех авторов хорошо получается. Коля с Ромой  - обАлденные. Почитайте если есть время. :flag:

0

80

Marina написал(а):

Почитайте если есть время.

Я вообще всю Амалию прочитала,она мой любимый автор. Марина рекомендую её "Осторожно листопад",ни один фик не читала с таким нетерпеливым ожиданием-когда же появиться новая глава.

0

81

Марина,чтобы попасть в тему Амалии,нужно зарегистрироваться.Я долго не могла понять как же это сделать,пока на "женилке" кто-то не посетовал,что чтобы войти в раздел "Атлантида"нужно зарегистрироваться. Я кликнула на "Атлантиту" ткнула на "зарегистрироваться",указала своё имя и пароль как на эл. ящике. По-моему ещё эл. адрес спросили и прислали мне на него,что я зарегистрирована,даже удивилась,что так просто.

0

82

Омуль написал(а):

Я вообще всю Амалию прочитала,она мой любимый автор. Марина рекомендую её "Осторожно листопад",ни один фик не читала с таким нетерпеливым ожиданием-когда же появиться новая глава.

Спасибо!!! Людочка, обязательно !!!

http://fff.mybb.ru/topic3540.html

уже нашла- "Осторожно листопад", к сожалению, сегодня :unsure:  не смогу читать, глаза разболелись.

Отредактировано Marina (11.05.2011 21:30)

0

83

Marina написал(а):

Марина,чтобы попасть в тему Амалии,нужно зарегистрироваться.Я долго не могла понять как же это сделать,пока на "женилке" кто-то не посетовал,что чтобы войти в раздел "Атлантида"нужно зарегистрироваться. Я кликнула на "Атлантиту" ткнула на "зарегистрироваться",указала своё имя и пароль как на эл. ящике. По-моему ещё эл. адрес спросили и прислали мне на него,что я зарегистрирована,даже удивилась,что так просто.

Я уже зарегистрировалась, правда. немного по другому, уже не важно.
Читаю "осторожно листопал". не могла остановиться, пока ОНИ не помирились, спасибо. действительно очень интересно. :flag:  :blush:

0

84

Я тоже считаю Листопад-самым лучшим фанфиком, паралельные реальности, которые все таки пересеклись!
Про Совенка На краю небес написала в темке Каталога. Как тродно быть лебедем-еще одно произведение, которое могу перечитывать как пересматривать НРК.

0

85

Hamamelis

Пьяное танго.

(к 109 серии)

- Я пойду.
Катюш! Вот вас мы не отпустим. Андрей проворен, пьян, раздухарен. И раздражён до умопомраченья. Её малейшее он чувствует движенье! Нет, мышка, врёшь, не убежишь, пока со мной ты не поговоришь!
- Куда, Катюш, а как же наш доклад?
- А я его закончу завтра.
И кинуться к двери…
Ан нет. И снова не уйдёшь!
Схватить небрежно локоть, слегка обнять, привлечь к себе спиной. И это все одной рукой! Прижать! Сказать на ушко очень грозно:
- Катюш, но завтра будет поздно.
- И все же, я устала. Отпустите! Меня ведь ждут.
Забилась чуть дыша... Он отвечает за себя? Невыносим и груб! Что за повадки!
Не улизнёшь! Я не ослаблю хватки.
- Да? Кто? Неужто наш великий и несравненный Николя ЗорькИн!?
Позволив лишь немного отойти, к себе опять швырнуть жестоко.
Да что же это! Ну не мучай, отпусти! Я так устала!
- Я устала…
Твоим рукам сопротивляться… Еще чуть-чуть - и можно сдаться!
Катюш, ты чувствуешь меня? Я истощен, я болен без тебя.
Сегодня без ненужных реверансов…
Прижаться лбом, сжать руку, слиться в танце. Что за борьба! Как сладко погибать! И в такте участившегося пульса, не позволяя ей очнуться, под пьяный шорох странных па, пригнувшись, жарко зашептать.
- Катюш… Однако надо мной вы не устали издеваться.. На это вам хватает сил.
Вам нравиться над ревностью смеяться? Смотреть, как разрывает изнутри? За что вы так ко мне жестоки?
- Да мне твои выслушивать упреки уже ни сил, ни духа не хватает!
И снова рвётся, убегает!
Нет, не отпущу! Её сжимать готов я вечно! Нежно… Пусть кожу всю сорву об этот камень снежный. И пусть сгорю в желанье растопить!
- Катюша, да останьтесь здесь! Со мной! Я так хочу поговорить!
- А вдруг нас кто-нибудь услышит?!
Ну что за дело мне до остальных! Нашла чем напугать!
- Да ну и что! Да пусть все знают, Кать!
Лишь прикасаться к ней, смотреть в её глаза…
- Ты слышишь? Мне плевать! Ведь я сошел с ума! А сумасшедший может всё себе позволить делать! Всё, что родится в воспалённой голове!
Хоть танцевать с тобой! Хоть прижимать тебя к себе!
Хочу!!!
Крушить, метать, кричать, и никуда не отпускать!
Тебя!
- Я так хочу…
К ней снова подойти. Как можно ближе. И провести рукой по волосам.
Она – моя! И пусть весь мир услышит. И никому её я не отдам!
Уж лучше он её раздавит. Сам! Прикоснется, сильно сдавит.
Моя! Она моя! И только я! В горячей ярости от чувств своих дрожа, могу её безжалостно терзать! И вместе с ней бессильно умирать…

0

86

Лена, спасибо огромное, за "Свадьбу с приданным" - очень понравился, теперь входит в число моих любимых, вместе с
"Суета, апрель, черешня", "Остаться в живых", "Ёжик в тумане", "Осторожно листопад" - Амалии
"Откуда беруться дети" - ЯЛюбимая.
Я уже много всего прочитала, но эти врезались в память, даже помню содержание и цитаты.,

Hamamelis

Пьяное танго.

(к 109 серии)
---------------------------------
И за это спасибо - С У П Е Р !!!!!! :flag:  :love:  :cool:

Нашла в своих закромах... 

Автор: Алька
Название: Утро в компании.  :crazyfun:  :rofl:  :D
НУ. очень, смешной, - спасибо!!!!!

Отредактировано Marina (25.06.2011 16:00)

0

87

Марина,ну теперь осталось записать краткое содержание в соседней темке.Сделай это,пожалуйста.

0

88

Sever
КВАРТЕТ

Новогодний подарок аффтара читателям и НРКоманам.
Sever
Пейринг Катя и Андрей

***
- Слушай, надо что-то делать.
- Вице-президенту нечем заняться?
- Мне есть чем заняться! У меня полно работы! И я не могу
сам отвечать на все звонки и сам принимать факсы!
- А Шура где? До обеда еще...
- Там же, где и весь Женсовет. В курилке. Два часа, третий
пошел.
- А чего они…
- Их надо как-то оттуда вытащить. Отправить по рабочим
местам…
- Ну и..? Вытаскивай.
- За волосы? Они добровольно не выходят!
- Ну, придумай что-нибудь.
- Что? Они с самого утра там сидят! Я уже стучал. Деликатно.
Просил Шурочку выглянуть. В ответ: «Сейчас, Роман Дмитрич,
одну секундочку!» И не выглянула!
- Может, у них что-нибудь случилось.
- У всех сразу?
-Ну, я не знаю…
- Я знаю. Клочкова замуж выходит.
- К-кто?
- Клочкова.
- К-куда?
- Замуж.
- О, Господи…
- Жданов, по-моему, тебе самое время присоединиться к
Женсовету.
- З-за к-кого?
- Вот это Женсовет еще не выяснил. Но через пару часов у
них будет вся информация. Если, конечно, ты их за это время
не уволишь.
- Н-не уволю. Немедленно сюда с подробным отчетом.
- Кого?
- Всех. Зови.

- Я?
- А что?
- Андрей, они второй час заседают в женском туалете!
- Ну и что? Сходи, позови.
- Ты совсем обалдел от новостей? Куда ты меня сейчас
послал?
- За Женсоветом.
- Куда?
- В курилку.
- Жданов, десять баллов…

***
- Знаешь, Пушкарева, если у тебя не удалась семейная жизнь,
то это совсем не значит, что у остальных тоже ничего не
получится.
- Коля, ну, скольк
-----------------------------------------------

Вот -это SEVER   "КВАРТЕТ"  Сплошная прямая речь и все понятно.Маленький очень талантливый шедевр .Он есть в на нркмании,прошу вас прочитайте,я получила удовольствие и от автора и от произведения !Иногда этого просит моя душа(настрадавшаяся за чтением больших произведений НАТАЛЛИ,ЛЮБИМОЙ,и всех наших классиков),кратко,интересно,с юмором!Очень рекомендую,оно коротенькое,но перегружать распечаткой полностью не осмеливаюсь !У этого автора все хорошо,но меня восхитило именно этого жанра,есть у нее несколько таких !Адреса есть у Люды и в  формате ДОК-у меня и на Нркмании,всем зарегистрированным размещает НВшечка !

Отредактировано natasha (29.06.2011 01:58)

0

89

Елена написал(а):

Hamamelis
            Пьяное танго.
            (к 109 серии)
             - Я пойду.  Катюш! Вот вас мы не отпустим. Андрей проворен, пьян, раздухарен. И раздражён до умопомраченья. Её малейшее он чувствует движенье! Нет, мышка, врёшь, не убежишь, пока со мной ты не поговоришь!  - Куда, Катюш, а как же наш доклад?  - А я его закончу завтра.

Очень нравится-завтра почитаю на свежую голову !

0

90

Название: ЭТО ПЛОХАЯ КНИЖКА, КАТЕНЬКА!
Рейтинг: PG
Герои: Андрей, Катя и ещё кое-какие знакомые личности...

Смеялась. Такой, добрый, смешной фик :D  :love: , мне очень понравился автор. Человек обладает чувством юмора и доброй душой. :flag:  :flirt:

Название: КАТЮШКА МОЯ ДЛИННОУХАЯ….
Рейтинг:G
Герои: ВсЯ ЗималеттА.
Сюжет: Наши голубки в ссоре. Они не в состоянии взять друг друга за мизинцы и сказать: «мирись-мирись, и больше не дерись!» Ну должен же кто-то им помочь!!!

Очень понравилось произведение.Написано весело, с юмором, с добром. Если бы в сериале Женсовет так-же пытался помирить героев, было бы здорово. Но они вели себя так, что хотелось дать в лоб каждой, только, еще больше нагнетали обстановку.

Девочки , я забыла, как правильно имя автора пишется Эвендик, кажется, у неё всё такое же классное? :mybb:  :flag:

ДА, НАТуля, "Квартет", мне тоже нравится, как и повороты на север :yep:

Отредактировано Marina (08.07.2011 16:51)

0


Вы здесь » Кружок по интересам » Фан-фики » Любимые фан-фики