Кружок по интересам

Объявление

Наивно? Очень. «Наивно? Очень.» Проект Нелли Уваровой. Посетите интернет-магазин, в котором продаются неповторимые вещи, существующие в единственном экземпляре. Их авторы вложили в них всё свое умение и всю душу. Авторы этих работ - молодые люди с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности. Подарите им немного своей доброты и тепла!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Загадочное ночное убийство собаки


Загадочное ночное убийство собаки

Сообщений 121 страница 150 из 201

121

http://www.teatral-online.ru/news/13384/

Без защитных «фильтров»
На Другой сцене «Современника» поставили спектакль о мальчике-аутисте
Татьяна Власова

Он не терпит прикосновений и любит «белый шум» радиоприемника. Он не умеет распознавать эмоции, но знает, какой смайлик говорит о радости, а какой – о печали. Он совсем не знает людей, но отлично соображает в математике и запросто может рассказать об устройстве Вселенной. Да, и еще он демонстрирует задатки детектива.
Британский бестселлер «Загадочное ночное убийство собаки» Марка Хэддона – книга о мальчике-аутисте, который пишет книгу о том, как он пишет книгу. Это «сложный конструктор», сложить который за два года до премьеры в «Современнике» попытались в МХТ. На лаборатории «Новые сказки» режиссер Семен Александровский сделал эскиз, где герой на сцене отсутствовал, но «хор» артистов (голос мальчика распался на множество голосов) и игра с рисунками – проекциями иллюстраций 15-летнего Кристофера к своей книге – «распаковывали» его сознание, его необычный взгляд на себя, на родителей, на мир, который представляется слишком сложным, пугает тем, что постоянно меняет правила игры и никак не хочет проверяться логикой. Рисунки – это знаковая система Кристофера, наглядно объясняющая его способы воспринимать и перерабатывать информацию, это «код доступа» к его внутреннему «я».

Егор Перегудов пошел по другому пути: от героя на сцене он не отказался – мальчика-аутиста играет Шамиль Хаматов – но попытки показать мир его глазами тоже не оставил, чем задачу себе усложнил. Зритель вынужден взаимодействовать с готовой трактовкой, наблюдать за героем со стороны, а актер – находить внешние проявления особенностей развития Кристофера. Это не медицинская история: о том, что у мальчика – аутизм, ни в книге, ни в спектакле не говорится ни слова, – но Шамиль, тем не менее, оснащает роль подробной «симптоматикой» – характерными интонациями, подслушанными в мастерских для аутистов «Наивно? Очень!», манерой двигаться, точно «снятой с натуры». И утрированным страхом, непрерывными паническими атаками, от которых Кристофер не успевает отдышаться. Окружающие люди его пугают, поход по соседям, самостоятельное «детективное расследование» убийства собаки для него – все равно, что поход на войну или участие в антитеррористической спецоперации. Но с точки зрения зрителей все ее участники воспринимаются как вполне обычные, «равные самим себе», не «помноженные» на страхи мальчика-аутиста – посмотреть на взрослое окружение Кристофера предлагается «без фильтров».

Режиссер настаивает на том, что Кристофер видит мир предельно конкретно. И артистам предлагает соответствующие условия игры – без остранения. Безопасную дистанцию, которая заложена в инсценировке (книгу Марка Хэддона адаптировал для сцены Самон Стивенс) Егор Перегудов тоже снимает. Ни книга Кристофера, которую в первом действии читает учительница, ни школьный спектакль по книге, который разыгрывают во втором, – ни тот, ни другой предложенный драматургом способ посмотреть на историю отстраненно режиссером не используется. Он только заявляет их, но достаточно формально, бегло – и предпочитает быстро забыть.

Как следствие – эмоции накатывают на артистов чаще, чем хотелось бы, и в «штормовом» режиме. Они всеми силами стараются их сдерживать, но удается не всегда, – и спектакль время от времени неудержимо тянет в сторону слезоточивой мелодрамы. Но, надо отдать должное команде «Современника», к которой присоединилась актриса РАМТа Нелли Уварова, они все-таки остаются на территории других жанров, а в «Загадочном ночном убийств собаки» их несколько: это и детектив, и психологический триллер, и роуд-муви. Покончив с расследованием и испытав страшное потрясение от вскрывшихся фактов, подросток-аутист отправляется в Лондон на поиски мамы, и это путешествие Егор Перегудов выстраивает как компьютерную игру.

После антракта игровое пространство, зажатое между залом и черной стеной с одинокой дверью (в ее проеме один за другим появляются фигуранты «загадочного ночного убийства»), раздвигается. Возникает множество дверей, за которыми скрыто незнакомое, непонятное, агрессивное движение жизни, с потоками людей, с водоворотом новой информации. Для сознания мальчика-аутиста, лишенного защитных механизмов, неспособного блокировать, не пропускать в себя тысячи лишних подробностей, это грозит «перегрузкой», «зависанием системы». Спасает только поступательное движение по своей, виртуальной траектории, пошаговое решение мини-задач: герой Шамиля Хаматова переходит с уровня на уровень, как самый известный герой компьютерных «бродилок» Марио. Преодолев и внутренний дискомфорт, и внешние препятствия, он добирается до бонусного уровня благодаря тому, что в каждый момент времени точно знает, чего на самом деле хочет. Это отличает его от большинства обычных людей, в том числе своих запутавшихся, растерянных родителей. Для них ребенок-аутист, конечно, испытание. Мальчик «капсулирован», закрыт для обратной коммуникации. Максимум, на что он способен – это соприкоснуться подушечками пальцев и сказать «спасибо». И спектакль Перегудова сделан так, что ситуацию мы видим и глазами Кристофера, и глазами его родителей, причем в равной мере, встаем и на их точку зрения, понимаем, что оба просто не могли не наделать ошибок.

История непростых отношений с родителями, вообще с миром взролых, здесь выходит на первый план – а проблемы Кристофера знакомы любому подростку, которого записали в «аутсайдеры» и который в силу возраста чувствует себя особо уязвимым, эмоционально разбалансированным, обостренно воспринимает условности общения, социальные ритуалы – несовершенство отношений, где слова ничего не значат или значат ровно противоположное, где абсолютно никому нельзя доверять, даже самым близким людям. Кристофер знает все простые числа до 7052 – Шамиль Хаматов пишет их мелом на стене, вместе с опорными словами встраивает в «бегущую строку» своего сознания – потому что простые числа (без остатка только на себя и на единицу) «никогда не обманывают».

Вокруг слишком много «показухи» и «липы», как сказал был герой Сэлинджера, поэтому герой Хэддона, продолжатель англо-саксонской традиции подростковой литературы, предельно сосредоточен на добывании правды, какой бы травматичной она ни была.

«Загадочное ночное убийство собаки» в «Современнике» – не история успеха, как в постановке Королевского национального театра в Лондоне, собравшей девять премий Лоуренса Оливье. Это не классичсекий пример того, как человек сам себя сделал. А Кристофер, действительно, делает невозможное: будучи учеником спецшколы, он блестяще сдает экзамен по математике – и зарабатывает себе право получить высшее образование. Но Егор Перегудов смещает акценты, учитывая тот факт, что в российских условиях специнтернат после школы, а потом и «списание в утиль» – обычная практика. Здесь приходится сомневаться, сможет ли Кристофер применить свои уникальные математические способности. «У меня получится?», – неуверенно спрашивает Шамиль Хаматов, обращаясь в зал, впервые выходя на прямой контакт в финале. И что бы ни говорили ему в ответ, этот вопрос для всех остается открытым.

0

122

К чему такое исследование?
К тому, чтобы сказать, что в России не решена проблема таких людей ? А где она решена? В Англии, где спектаклю вручили много премий?
Как влияет сам спектакль на эту проблему? Хотят показать, что без близких людей эту проблему не решить, что без их участия этот ребенок погибнет? Кому сочувствовать? Вопросы .
Но, чувствую, что очень тяжелый материал для зрителей и актеров.

0

123

natasha написал(а):

К тому, чтобы сказать, что в России не решена проблема таких людей ?

Невозможно решить проблему всех таких людей в одночасье. Но, посмотри на  лицо Романа Горшенина картины которого выставлены в фойе Современника - оно светится счастьем.
http://se.uploads.ru/t/owpkI.jpg
https://www.facebook.com/naivno.ochen

0

124

ласточка, спасибо, очень интересная и ясная интерпретация спектакля.

0

125

В "Современнике" рассказали историю аутиста

В "Современнике", на Другой сцене, появилось "Загадочное ночное убийство собаки" - пьеса Саймона Стивенса по роману-бестселлеру Марка Хэддона в переводе Ольги Буховой.

История про подростка-аутиста стремительно образовала свой фэн-клуб, и на входе в театр вас встречают молодые люди в майках с рекламой спектакля, а в фойе вы можете купить магнитики и открытки с рисунками детей-аутистов. Фильм Любови Аргус "Антон тут рядом", опера Сергея Невского "Аутленд", пару лет назад исполненная на проекте "Платформа"... Совсем недавно в Центре имени Мейерхольда закончился фестиваль "Другой театр", где среди прочего были показаны спектакли с аутичными актерами. В БДТ им. Товстоногова Борис Павлович принялся соединять аутистов и стажеров театра в специальном тренинге. Это только маленькая часть событий, связанных с тем, как аутизм резонирует в социокультурном поле современности. А резонирует очень сильно.

В "Современнике" спектакль поставил Егор Перегудов. Юный Кристофер Бун, который сам себя называет математиком с некоторыми трудностями в общении, решил расследовать убийство собаки, а вместе с тем узнал о ссоре между родителями, о том, что его мать не умерла, а уехала в Лондон, смог найти ее там, хотя для аутиста это было почти невозможно, возненавидел, а потом простил отца и - хеппи-енд! - по-новому открыл жизнь для себя и своих близких.

Для Шамиля Хаматова - это по-настоящему большая роль. По-детски субтильный, подвижный и легкий, он играет подростка, находящегося в постоянном напряжении. Он все время настороже, и его напряженное внимание, а порой и полная неспособность уяснить сомнительные нормы человеческих отношений, все сильней приучают зрителя смотреть на себя со стороны. Собственно это и есть главный терапевтический эффект спектакля. Примеряя на себя ситуацию героя, мы начинаем смотреть на явления мира его глазами - прямо, без метафор и ассоциаций, без грез и странных фантазий. И это поистине странный мир. Вот мама - Нелли Уварова, пришедшая в "Современник" из РАМТа, чтобы сыграть в этом спектакле, - ее страх оказаться под нестерпимо прямым взглядом сына был так огромен, что она сбежала. Вот отец, предпочитающий тихо спрятаться под спуд вранья и все более ожесточающийся...

Создатели спектакля точно рассчитали: взгляд на себя как аутиста, не могущего прорваться к миру, не понятого и не понимающего его, становится свойственен человеку современного мегаполиса. Мы все чаще становимся "людьми дождя", переживаем трудности в социальных коммуникациях, чувство потерянности и одиночества в слишком большом и агрессивном мире.

Печальный, добрый и немого меланхоличный папа в исполнении Сергея Гирина, мягкая и все понимающая учительница в школе, мама и ее дружок, бывший соседкин муж, сама соседка, недружелюбно поглядывающая в его сторону, - все они, не понимая или пытаясь понять Кристофера, проходят свой путь.

Егор Перегудов вслед за автором перегружает историю деталями, превращая ее из притчи в медицинский или судебный случай. И только к финалу длинного первого акта, когда мальчик находит письма матери, спрятанные отцом и за все годы так и не прочитанные, история обретает нужный градус.

Второй акт по сути есть история путешествия в Лондон, и здесь художник Александра Дашевская и художник по свету Дамир Исмагилов проявляют настоящую изобретательность: компьютерные эффекты, позволяющие вообразить себя внутри игры-догонялки, или проекции вагонных окон, за которыми "летит" пейзаж, погружают нас в сознание мальчика-вундеркинда, для которого компьютер понятней, чем человек.

Я как Другой - вот чувство, которое все сильней накапливается к финалу. Я, неведомый себе и не ведающий мира, я, потерянный и загнанный в угол, я, не знающий, как прорваться к человеку, чтобы сказать ему о любви. Все эти множества "я" обнаруживают себя в обличье маленького странного мальчика, разговаривающего громким отчетливым голосом и требующего от мира предельной ясности, простоты и правды.

К финалу боль чуть стихает, взрослые ищут новые дороги к себе самим, а Кристофер готов уйти в университетский мир математических формул. Потому что - как ни крути - а с ними надежней, чем с такими дикими и хаотичными существами, как люди.

http://www.rg.ru/2015/03/26/lyudi.html

+1

126

Marina, спасибо за очень, на мой взгляд, интересную статью

0

127

Омуль написал(а):

Marina, спасибо за очень, на мой взгляд, интересную статью

ППКС, спасибо!

0

128

Быть другим

Спектакль «Загадочное ночное убийство собаки», поставленный на «Другой сцене» театра «Современник» – не очень легкое для просмотра зрелище. Шамиль Хаматов (брат звезды «Современника» Чулпан) в этой английской пьесе играет подростка-­аутиста, больного синдромом Аспергера. Такие больные прекрасно считают, поглощают и запоминают информацию в невероятных размерах, они на сто очков вперед могут превосходить обычных людей в абстрактном мышлении. Но столкновение с миром людей, с чем-то незнакомым и чужим причиняет им почти физическую боль. Я внимательно смотрел из зала, как Шамиль Хаматов справляется с этой задачей – не знаю, как и где он изучал больных детей с этим диагнозом, но перевоплощение получилось полным.

Напряженные пальцы рук, углубленный как бы в себя взгляд, неожиданные реакции на любой, самый незначительный раздражитель. Это ведь не просто симптомы. Самое главное, что с этим очень трудно жить…

Вокруг подростка разворачивается многоходовая семейная драма. Отец, отдающий всего себя сыну, но не умеющий сказать ему правду, мать, сбежавшая от своей невыносимой душевной боли, учительница и соседка, полицейский и кассир на вокзале – целая галерея человеческих типов, каждый из которых как бы проходит проверку на совместимость с чужой бедой.

«Загадочное ночное убийство собаки» – по роману Марка Хэддона – один из самых громких театральных проектов прошлого и этого года, идет спектакль и в лондонском Национальном театре, и в Нью-Йорке на Бродвее. Не сомневаюсь, что не только в Москве, но и в других европейских столицах пройдет похожая премьера (хотя подобрать исполнителя на эту роль адски трудно).

И я думаю, что людей в разных странах волнует не отклонение от нормы, а новая норма цивилизации – как жить, как существовать в контакте с чем-то совсем другим, незнакомым, непохожим, пугающим, странным? Вот это и есть норма новой цивилизации, где все перемешано и перепутано.

Касается ли это человека из другой страны, из другой культуры, других политических убеждений, касается ли это своего ребенка или чужого, вызов этот становится все острее, все болезненнее с каждым годом.

Спектакль вообще-то очень добрый, но временами тяжелый. Мальчику хотят помочь все. Хотя иногда его мир напоминает темный лес, где на каждом шагу подстерегает капкан.

Но я абсолютно убежден, что «Современник» с режиссером Егором Перегудовым попали в точку. Помогать чужим – единственный выход в озлобленном и агрессивном мире, который смыкается вокруг нас.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

http://www.aif.ru/health/opinion/1476407

Хорошая статья о спектакле из АиФ. И мне понятно почему написано именно так *с придыханием "брат звезды современника Чулпан Хаматовой статья призвана создать рекламу театру "Современник" и его актерам.
Мне непонятно другое - почему РАМТ не относится так же трепетно к своим звёздам? Почему уходят из репертуара лучшие спектакли с участием этих самых звёзд? Почему мы нигде не видим словосочетания звезда РАМТа - Нелли Уварова или звезда РАМТа - Пётр Красилов? Простите за оффтоп - накипело) :offtop:

0

129

Marina написал(а):

Мне непонятно другое - почему РАМТ не относится так же трепетно к своим звёздам? Почему уходят из репертуара лучшие спектакли с участием этих самых звёзд? Почему мы нигде не видим словосочетания звезда РАМТа - Нелли Уварова или звезда РАМТа - Пётр Красилов? Простите за оффтоп - накипело)

ППКС

0

130

Marina, спасибо за статью

0

131

Marina написал(а):

Хорошая статья о спектакле из АиФ. И мне понятно почему написано именно так *с придыханием "брат звезды современника Чулпан Хаматовой статья призвана создать рекламу театру "Современник" и его актерам.
Мне непонятно другое - почему РАМТ не относится так же трепетно к своим звёздам? Почему уходят из репертуара лучшие спектакли с участием этих самых звёзд? Почему мы нигде не видим словосочетания звезда РАМТа - Нелли Уварова или звезда РАМТа - Пётр Красилов? Простите за оффтоп - накипело)

Тоже считаю, что к РАМТу, как молодежному театру, отношение в театральной тусовке Москвы полуснисходительное, и премиями обделяют замечательное спектакли, и пресса не так активно освещает жизнь РАМТа как того же "Современника". По-моему, Бородин рассматривает РАМТ больше как творческую лабораторию для молодых актеров и режиссеров, и это как бы не подразумевает наличие в театре "звезд". А по снятым спектаклям я и сама грущу, хотя бы сделали тв-версии, а потом снимали.

0

132

Загадочное ночное убийство собаки
Ср апр 01, 2015 9:40 am
Я вчера была на спектакле! Для меня история Кристофера,рассказанная Егором Перегудовым-это история о каждом из нас. Шамиль Хаматов нашел точный пластический рисунок роли,точно передал особенности поведения,но для меня эта филигранно исполненная "особость"очень быстро ушла на второй план. Я увидела человека открывающего мир,его страхи,проблемы-общечеловеческие. Суть главного конфликта между людьми для меня открылась в сценах Кристофера с матерью.Они пронизаны отчаяньем и горькой нежностью. Прикоснуться пальцами к пальцам сына,прикосновение к его одежде-это ничтожно мало для матери,но максимум для сына. Как часто мы ждем и даже требуем от людей того,что они не могут нам дать.
Реал не давал возможность перенести к нам отзыв сразу,делаю это сегодня. Спектакль трудно играть,спектакль трудно смотреть,но несмотря 
на это в нем есть свет.  Спешу развеять опасение Марины. Роль Нелли не маленькая. Сначала Джуди появляется в воспоминаниях  Кристофера-яркая,необычайно красивая с улыбкой,которая диссонирует с не проходящей болью в ее глазах.Потом она прочитает свои письма к сыну. И наконец их встреча и жизнь в Лондоне ,и возвращение в родной город. Где ей в след прокричат соседи,что как она посмела вернуться после  предательства.  И только на мгновение боль уйдет из ее глаз,когда муж вынесет коробку с якобы щенком (Егор услышал замечание Арлекина) и они с мужем наклонятся над ней,а рядом будет стоять их мальчик безучастный к этому событию и мне стало понятно,что эти трое не разрывны.

+3

133

ласточка, спасибо за отзыв http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif
Особенное  http://www.kolobok.us/smiles/light_skin/give_heart2.gif большое  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_in_love.gif спасибо за дополнения http://www.kolobok.us/smiles/standart/thank_you.gif
Именно этих дополнений я очень ждала http://www.kolobok.us/smiles/standart/friends.gif

Отредактировано Marina (03.04.2015 22:11)

0

134

Наташ, а как ты думаешь, не зря они убрали живого щенка? Потому, что простые люди писали, что этот щенок очень здорово разряжал обстановку, давал хорошую светлую ноту.

0

135

ласточка, спасибо!

0

136

Marina написал(а):

Наташ, а как ты думаешь, не зря они убрали живого щенка? Потому, что простые люди писали, что этот щенок очень здорово разряжал обстановку, давал хорошую светлую ноту.

Егор доверил сыграть эту светлую ноту Нелли и Сергею и у них,на мой взгляд,- получилось. И вообще,несмотря на множество людей с которыми сталкивается Кристофер,мне показалось,что на первый план Егор выводит семью. Марин,а как в книге?

0

137

ласточка написал(а):

Егор доверил сыграть эту светлую ноту Нелли и Сергею и у них,на мой взгляд,- получилось. И вообще,несмотря на множество людей с которыми сталкивается Кристофер,мне показалось,что на первый план Егор выводит семью. Марин,а как в книге?

В книге, всё же, отец. Отец лучше понимает и принимает сына таким какой он есть.

0

138

В спектакле такого доминирования,я не заметила. Они оба устают от своего трудного родительства,оба срываются в своих попытках понять сына,оба пытаются найти утешение:она сбегает с любовником,он завязывает отношения с соседкой...

0

139

ласточка,огромное спасибо за отзыв.Молодец,что решилась пойти на такой,как я полагаю, эмоционально тяжёлый спектакль.В жизни вообще никто никого не понимает, а  семье в которой растёт "особый" ребёнок это ещё то испытание. Много народу на спектакле было? Как публика реагировала?

0

140

Омуль написал(а):

Много народу на спектакле было? Как публика реагировала?

Зал был полон,смотрели сосредоточенно,в антракте  и перед спектаклем рассматривали картины Романа Горшенина.

0

141

ласточка написал(а):

Зал был полон

Это радует. В наше время, люди не очень любят напрягаться, а здесь, такой сложный, тяжёлый спектакль, которой идет 4 раза в месяц - раз за разом собирает полный зал публики.
Желаю спектаклю аншлагов и благодарных зрителей! http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/give_rose.gif

0

142

Marina написал(а):

Желаю спектаклю аншлагов и благодарных зрителей!

ППКС

0

143

Честное пионерское
Уварова Нелли Уварова

"Я понимаю, что не могу писать правду"
06 апреля 2015 15:27

На Другой сцене "Современника" поставили спектакль о мальчике-аутисте "Загадочное ночное убийство собаки" по книге Марка Хэддона. История 15-ти летнего подростка - это его необычный взгляд на себя, на родителей, на мир, который кажется ему безумно сложным. Исполнительница одной из главной ролей - Нелли Уварова - в своей колонке для "РП" рассказала о том, как же непросто говорить правду. Не на сцене, а в жизни.

http://sg.uploads.ru/t/zbiQW.jpg
Сцена из спектакля "Загадочное ночное убийство собаки". Театр "Современник"

Как же это непросто - писать.

Есть возможность. Есть желание. Казалось бы, все сошлось и слова должны сыпаться, складываясь в те мысли, что разрывают тебя изнутри. Но они спотыкаются, толкаются, спорят.  Почему? И здесь кроется то самое, о чем я хотела написать. То, о чем я постоянно думаю все то время, что мы репетируем "Загадочное ночное убийство собаки" в театре "Современник".

Что же мне мешает? Ответ на этот вопрос приводит меня в замешательство и растерянность. А именно: я понимаю, что не могу писать правду. Это непосильная задача. 

И снова, и снова я думаю об этом. Почему я не способна решиться отдаться этой стихии - просто писать, не оглядываясь на страх обнажить  свою душу правдой и стать смешным человеком или, может, ненавистным всем. Столько запретов всплывает, встает стеной, а за ней уже не разглядеть то самое больное, то самое ценное, то самое - правду!

Кристофер, герой нашего спектакля, всегда говорит правду просто потому, что не умеет врать. И соприкасаясь с таким явлением, я больше не могу жить так же, как жила раньше. Я заражаюсь этим бесстрашием, мне хочется так же, как он, быть собой. Всегда. Каждую минуту. Быть собой - это оказывается задачей невыполнимой, так как очень быстро становится понятно, что твоя правда неинтересна, болезненна для окружающих, утомительна, она некрасива, она мешает остальным плести свои нити заблуждений и вранья и делать жизнь сносной.

Сносной, но не полной и не настоящей. Просто сносной. Это путь компромиссов и затирания себя-личности. Парадокс. В детстве мы стремимся услышать свой голос, отстоять свое право на собственное мнение, повзрослеть, наконец! А повзрослев, зачастую стремимся как можно скорее вписаться в общую картину жизни. Превращаемся в фон. Так спокойней, так удобнее и понятнее.

Как, оказывается, легко быть частичкой массы, поддаваться общей истерии, общему страху или общей радости, ведь, к счастью, и такое случается. И как сложно слушать и слышать себя. Но мне это необходимо, как воздух, как новый этап взросления - быть собой, что бы ни было, слышать себя, верить себе и идти дальше, зная, чего я хочу.

Моя героиня в этом спектакле тоже бьет меня наотмашь. Все время задаюсь вопросом, где эта точка невозврата, где то мгновение между прошлым и будущим, когда можно было бы все изменить, где тот момент, когда сомнения и панический страх сделали тебя предателем, самым страшным предателем, ибо ты предала себя, а вместе с собой и сына. Моя Джуди мне очень близка, я веду с ней диалог обличительный и жестокий, но держу ее на руках, как ребенка, которому нужна помощь, нужна любовь. Я верю, что работа над этим невероятным спектаклем и то знание, что подарили мне Кристофер и моя героиня, однажды спасут и меня. В тот самый момент, между прошлым и будущим, когда может случиться непоправимое, я смогу услышать себя и принять единственно верное решение.

http://ruspioner.ru/honest/m/single/4621

0

144

Marina написал(а):

Нелли Уварова - в своей колонке для "РП" рассказала о том, как же непросто говорить правду. Не на сцене, а в жизни.

Marina, спасибо. Да непросто живётся Нелли, вот и ответ на слова из недавнего интервьюю что всяких неприятностей и трудностей у неё навалом.

Отредактировано Омуль (06.04.2015 19:35)

0

145

Омуль написал(а):

Marina, спасибо. Да непросто живётся Нелли, вот и овет на слова тз недавнего интервьюю что всяких неприятностей и трудностей у неё навалом.

В этом и есть вкус жизни, как считают некоторые... Преодолевать и дальше жить...
Marina, спасибо!

0

146

Не чужой человек

Свою первую главную роль — подростка-аутиста — сыграл в премьере «Современника» «Загадочное ночное убийство собаки» молодой актер Шамиль ХАМАТОВ

24.04.2015

Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»:

Сначала ощущается глухая, тупая боль — очень хочется передышки, и ты еще как-то надеешься — сейчас напряжение спадет, отпустит 15-летнего Кристофера. Он сможет смотреть людям в глаза, позволит им себя обнять или хотя бы до себя дотронуться. Расправит руку, которая застыла в положении перевернутой ладошки, улыбнется, выдохнет. Но его напряжение только нарастает, никакого выдоха-выхода нет. И 30-летнего актера Шамиля Хаматова, о котором ты еще помнишь вначале, что он исполняет роль Кристофера, — тоже уже давно нет, как нет и сцены. Есть мальчик, который как будто в ледяной пустыне, хотя все время среди людей. Он не может понять их, они не готовы понять его. Он все время мечется, ему страшно, трудно, но он решает проблемы, иногда странные для обычных людей. Например, как спуститься в метро? Ему, возможно, так же странно слышать, что умножение в уме трехзначных цифр для нас — проблема. Он умножает.

— Появляется ощущение, что ваш герой как будто даже похудел к концу спектакля. Как будто не три часа, а год прошел, целая жизнь. Как вы работали над ролью? Были ли прежде знакомы с аутистами? — спрашиваю я артиста Шамиля Хаматова.

— Нет, я знал об аутистах на уровне обывателя: что-то слышал, что-то читал, смотрел фильм «Человек дождя». В конце прошлого сезона мне предложили роль в спектакле «Загадочное ночное убийство собаки», на основе романа Марка Хэддона. На Западе роман — бестселлер, но мне история показалась поначалу слишком мелодраматичной. Драматургия построена так, что очевиден хеппи-энд, — мальчик-аутист добьется всего, станет успешным ученым в какой-нибудь процветающей компании типа «Майкрософт». Это вполне жизненный сценарий для западных реалий, но в России такое будущее для аутиста представить сложно.

Я это понял, когда актриса Нелли Уварова, которая в спектакле играет маму моего героя, познакомила нас с ребятами-аутистами. Она — учредитель и инициатор проекта «Наивно? Очень». Проект помогает ребятам-аутистам социализироваться. Там есть «Особые мастерские», где они рисуют, лепят, учатся разным ремеслам, например цветоводству. Я готовился к встрече с ними, читал специальную литературу, сильно волновался, получится ли общение. А когда приехал, нас вместе с режиссером спектакля Егором Перегудовым привели в комнату, где они рисовали, дали бумагу, карандаши. И мы сели с ними рисовать. Сложно было понять поначалу, на какие темы можно разговаривать, но потом мы начали задавать какие-то ситуативные вопросы, и они как-то сразу открылись. Появилось ощущение внутреннего покоя, оттого, что тебе не нужно придумывать ходы, строить модели общения. Этого всего просто не нужно! Их не интересует ничего, кроме того, что их интересует. Например, там есть такой парень — он интересуется разными железными дорогами и знает все станции метро и пересадки, все маршруты. И как-то мы с ним на эту тему долго разговаривали. Он спросил, где я живу, я ответил. А когда через какое-то время мы снова встретились, он узнал меня именно потому, что запомнил место жительства. Первое, что он мне сказал, узнавая, было: «На «Первомайской»?» Я ответил: «Да!» И уже после этого он тут же вспомнил, как меня зовут.

Там же был парень, который рисовал совершенно замечательные картины, — это все отмечали. Ему где-то предложили работать курьером, и он сразу согласился, принял это как счастье. Его пытались отговорить: «У тебя такой талант!» А для него важнее делать что-то, как обычные люди. Все эти ребята очень хотят как-то приблизиться к нам. Но в нашей стране их, за редкими исключениями, не берут на работу.

— Быть курьером для аутиста сложнее, чем создавать картины, на которые все заглядываются?

— Сложнее. Для него это — огромный шаг вперед. Есть много совсем простых вещей, которые для него сложны. Мне было удивительно смотреть спектакль «Загадочное ночное убийство собаки» в лондонском Национальном театре — там артист, у которого роль главного героя, совсем не играет проблему, потому что там в жизни у аутиста просто нет социальных проблем. Он довольно спокойный, воспитанный в Британии молодой человек.

— Там его своеобразие — ценность, а здесь проблема. Но ваш герой, Кристофер — подросток, он не может не воевать с родителями. Тем более когда отец, как выяснилось, лгал ему, что мама умерла…

— Есть много историй про детей и подростков-аутистов, и немало специальной литературы про их особенности, но практически ничего нет об их отношениях с родителями. В пьесе есть некая мама и некий папа; нам пришлось кропотливо и долго все прорабатывать, разбираться. Мама выглядит легкомысленной — она попросту уехала в другой город, у нее новый роман. Мы попытались ее образу придать человеческие черты, построить процесс утраты. Ты начинаешь обычно понимать, что потерял, когда пути назад уже нет. А отец этого пути к сыну ей не давал, прятал ее письма к нему. Это — утрата. Поэтому, когда через два года мой герой, узнав, что мама не умерла, самостоятельно, ценой неимоверных усилий, находит ее в другом городе — она все бросает и возвращается с ним.

— С моей точки зрения, это самый сильный момент спектакля — когда Кристофер узнает, что мать жива. Он мычит, нарезает круги быстрым шагом, радиус кругов все меньше. Кажется, он уже никогда не остановится. Его хочется успокоить, обнять. А этого делать нельзя — для аутиста любые прикосновения непереносимы. Эта безутешность прорывает все мыслимые пороги боли. Очень тяжелая у вас роль…

— У меня не получается так, чтобы приехать в театр за час до спектакля и, попив кофе, выкурив сигаретку, выйти на сцену. Я не курю за час, чтобы не сбить дыхание. Несколько часов сижу — вспоминаю, думаю о каких-то новых деталях, о том, что еще хотелось бы добавить к образу. На последних репетициях, практически уже на выходе спектакля, я обратил внимание на одну деталь, которую прежде не до конца осознавал. Вначале, когда мой Кристофер говорит о своем швейцарском армейском ноже, он перечисляет разные функции, но среди них нет той, что ранит или убивает. А в конце, после всего, что с ним происходит, он говорит: «Имейте в виду, что у меня в кармане швейцарский армейский нож, которым я могу отрезать себе палец». Вот это понимание — что нож проходит путь от обычной игрушки к вещи, при помощи которой, с угрозой себя поранить, можно закрыться от этого мира, — очень помогло мне прочувствовать роль глубже. Дело в том, что аутисты — максимально искренние и открытые люди. Они не умеют закрываться с помощью своих внутренних приемов, и нож становится первой вещью, с которой мой герой может это сделать.

У нас был специальный спектакль, на который мы позвали наших друзей — ребят-аутистов из «Мастерской», Они непредсказуемые, если им что-то не нравится — они просто встают и уходят. Это — одна из самых характерных их черт. Они сидели тихо весь спектакль, мне показалось, что им понравилось. Это был мой самый ответственный прогон.

— Я знаю, что вам уже приходилось играть главные роли в кино, но в театре — это ваша первая главная роль.

— Да, в кино было много ролей, но не было роли, которой я мог бы гордиться. В России вообще крайне мало снимается фильмов, которые были бы мне по душе. Мой любимый фильм — «Амаркорд» Феллини. Люблю практически все фильмы Бертолуччи и Иоселиани. Люблю, когда в фильмах есть тишина и возможность медленного наблюдения за живыми людьми. Кино сегодня этого не дает, идет динамика, часто абсолютно бессмысленная. Поэтому я больше люблю работу в театре — здесь есть возможность послушать тишину, паузу, почувствовать что-то, подумать…

Мне бы очень хотелось сыграть Печорина. Еще с института я об этом мечтаю. Я смотрел телеспектакль, в котором играл Олег Даль. Мне кажется, Печорин — это такая тайна, в которой очень бы стоило попытаться разобраться сегодня… Лишние люди. Сегодня их стало гораздо больше, чем во времена Печорина.

Я играю в театре роли важные, но не главные, например, в спектаклях «Пять вечеров», «Мурлин Мурло».

Кристофер — моя первая главная роль. Это огромная ответственность. Когда только начинал работать, это не ощущалось. Но потом, в процессе репетиций, когда углубился, я вдруг отчетливо понял, какого уровня возможность дает мне театр, — не просто сказать, а буквально закричать о проблеме. Иногда, на инстинктивном уровне, хочется хотя бы на минутку пойти на поводу у зрителя, ну, условно говоря, пошутить, получить ответную реакцию. Но у меня теперь друзья — аутисты, мы общаемся, и я не могу их предать. Я всегда держу этих ребят в голове — они так не могут. Хотя они умеют заразительно смеяться, драматургически, внутри этого спектакля никто из них не смог бы даже улыбнуться. Даже в те моменты, когда я слышу смех в зале, например, когда Кристофер, чтобы попасть к маме и купить билет на поезд, должен самостоятельно снять деньги с карты в банкомате. Два из них его любимого красного цвета оказываются пустыми, деньги есть только в банкомате желтого цвета. А он ненавидит этот цвет… Это — смешной момент, но не для моего героя, он собирает все свои силы, чтобы преодолеть себя и все-таки получить деньги.

— Важно, что через смех ли, или через боль, но для очень многих людей, и тех, кто уже посмотрел, и тех, кто еще увидит спектакль, мальчик-аутист со всеми его особенностями больше уже не будет «чужим». Эту фразу: «Вы чужой человек!» — Кристофер произносит несколько раз в спектакле. И ясно слышится, что это он для всех чужой. Непонятный… Вы так глубоко вошли в образ, как вам удается выходить из роли уже после спектакля?

— За мной приехала жена после прогона, и мы что-то начали с ней обсуждать, а она смотрит на меня и вдруг говорит: «Что у тебя с глазами?» Я не понимаю — что? Она мне: «Это не твои глаза!»

— Притом что она тоже актриса, замечательная Дарья Белоусова, и несколько ролей в спектаклях театра вы играете вместе, она не могла себе представить, что у вас уже после премьеры могут оставаться глаза Кристофера?

— Она в тот момент решила, что со мной что-то случилось…

А что решил мой папа, было какое-то время для меня тайной. Он человек сдержанный и закрытый, эти его качества мне нравятся, но не была понятна его реакция. Мама, посмотрев спектакль, сразу сказала, что ей понравилось, а он промолчал. И только уже стороной до меня дошел его разговор с одним из знакомых о том, что папа, вернувшись домой, в Казань, кому-то там говорил, что «если будешь в Москве, пойди на спектакль, там Шамиль хорошую роль играет». Так я понял для себя, что, наверное, и ему понравилось…

— Как это интересно, что из семьи двух инженеров вышли два актера…

— С Чулпан понятная история, она с детства была очень творческим человеком, отличницей. Гитарные походы, чемоданы книг. Я в таком, как у нее, запойном чтении никогда в детстве замечен не был, занимался водным поло и был двоечником-троечником. Мне было лет 9, когда я приехал в первый раз в Москву к Чулпан, она тогда была студенткой. Еще была совсем другая жизнь в Казани — бандитские группировки, серый город после 90-х. И попал я к ней на занятия по актерскому мастерству, увидел, как ребята придумывали этюды. Красивые, открытые, яркие молодые люди, с которыми можно легко общаться. Мне захотелось быть с ними. Я стал думать об этом. А потом, когда был уже старшеклассником, приехал на каникулы в Москву и посмотрел спектакль «Три товарища», где Чулпан играет главную роль. Помню, как плакал на премьере. Вот в тот момент я понял, что хочу быть актером. Если бы не Чулпан, моя жизнь, наверное, сложилась бы совершенно иначе.

— Но Чулпан не только блистательная актриса. Она, по сути, перевернула в стране общественное сознание. Чувствительность к теме благотворительности развилась у многих людей именно благодаря ей. Видите ли вы себя и на этой стороне жизни?

— Это начиналось все и происходило на моих глазах. Я был на первом концерте «Подари жизнь» в «Современнике». Помогал, встречал приглашенных артистов и музыкантов. Это был 2006 год, никто тогда не думал, что это все выльется в такое грандиозное явление, в помощь тысячам и тысячам тяжелобольных детей. Надо было помочь больнице собрать деньги на какой-то аппарат. А когда собрали больше, чем нужно, возникла идея фонда. Я понимал, что это очень сложно и даже, наверное, невозможно. Но всячески поддерживал Чулпан. Теперь, когда у нас есть такое уникальное явление, как фонд «Подари жизнь», махина, я часто ловлю себя на том, что смотрю на нее в гостях и удивляюсь: тоненькая девочка, моя сестра, смогла, конечно, не одна, но во многом сама, — смогла все это поднять. И горжусь ею.

Я никогда не верил в знаки, но мне их как-то недвусмысленно в последнее время подают. Я периодически принимаю участие в работе фонда «Подари жизнь». Очень маленькое — отвезти кого-то, поиграть в футбол с выздоравливающими ребятами. Сейчас играю в спектакле про мальчика-аутиста. И мне позвонили из Театра Наций, приглашают в спектакль про слепоглухонемых.

Меня как будто ведет в эту сторону. Я иду.

http://www.novayagazeta.ru/arts/68230.html

0

147

Marina написал(а):

Не чужой человек

Очень интересное интервью. Марина, спасибо

0

148

Marina написал(а):

Быть собой - это оказывается задачей невыполнимой, так как очень быстро становится понятно, что твоя правда неинтересна, болезненна для окружающих, утомительна, она некрасива, она мешает остальным плести свои нити заблуждений и вранья и делать жизнь сносной.
            Сносной, но не полной и не настоящей. Просто сносной. Это путь компромиссов и затирания себя-личности. Парадокс. В детстве мы стремимся услышать свой голос, отстоять свое право на собственное мнение, повзрослеть, наконец! А повзрослев, зачастую стремимся как можно скорее вписаться в общую картину жизни. Превращаемся в фон. Так спокойней, так удобнее и понятнее.

Marina написал(а):

Моя героиня в этом спектакле тоже бьет меня наотмашь. Все время задаюсь вопросом, где эта точка невозврата, где то мгновение между прошлым и будущим, когда можно было бы все изменить, где тот момент, когда сомнения и панический страх сделали тебя предателем, самым страшным предателем, ибо ты предала себя, а вместе с собой и сына. Моя Джуди мне очень близка, я веду с ней диалог обличительный и жестокий, но держу ее на руках, как ребенка, которому нужна помощь, нужна любовь. Я верю, что работа над этим невероятным спектаклем и то знание, что подарили мне Кристофер и моя героиня, однажды спасут и меня. В тот самый момент, между прошлым и будущим, когда может случиться непоправимое, я смогу услышать себя и принять единственно верное решение.

:cool:
Насчет героини : ей надо было забыть себя и свои стремления- все должно быть подчинено ребенку, это самая простая и правильная мысль, так и живут все матери таких детей.
А насчет остального-- здесь только ее решение. Да поможет ей бог, выбрать, что важнее, сделать свою жизнь полной или же жизнь остальных..сносной..
Хорошо, что у нее появились такие мысли, чаще люди бывают настолько "укатаны" этой жизнью, что и не помышляют что-то изменить-все по накатанной колее...Это уже зависит от личности Нелли и от обстоятельств, которые давят.., каждый выбирает по-себе !

Отредактировано natasha (24.04.2015 14:29)

0

149

Интервью Шамиля Хаматова журналу "Театральная афиша" май 2015

http://sg.uploads.ru/t/HLwSU.jpg
http://sg.uploads.ru/t/4Gw8x.jpg
http://sg.uploads.ru/t/NXnQ6.jpg
http://sg.uploads.ru/t/Yygcx.jpg

https://www.facebook.com/media/set/?set … amp;type=1

0

150

тинушка, спасибо за интервью

0


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Загадочное ночное убийство собаки