Кружок по интересам

Объявление

Наивно? Очень. «Наивно? Очень.» Проект Нелли Уваровой. Посетите интернет-магазин, в котором продаются неповторимые вещи, существующие в единственном экземпляре. Их авторы вложили в них всё свое умение и всю душу. Авторы этих работ - молодые люди с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности. Подарите им немного своей доброты и тепла!!!

Добро пожаловать на форум!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Загадочное ночное убийство собаки


Загадочное ночное убийство собаки

Сообщений 91 страница 120 из 204

91

IrinaG написал(а):

Твои слова да Б-гу в уши.

ППКС

0

92

Фото Сергея Петрова

http://se.uploads.ru/t/zZNkI.jpg

Отредактировано тинушка (05.03.2015 05:18)

0

93

тинушка, спасибо за такое пронзительное фото

0

94

Всем спасибо за новые фотографии и новости о премьере!  :flag:

0

95

http://www.teatral-online.ru/news/13307/

Режиссер Егор Перегудов
«Страхи аутиста – это и наши страхи»
Татьяна Власова

На Другой сцене «Современника» поставили британский бестселлер – «Загадочное ночное убийство собаки» Марка Хэддона. Это история непростых отношений мальчика-аутиста с родителями, для которых особенный ребенок – испытание. Спектакль Егора Перегудова сделан на стыке жанров. Это и «психологический триллер», и роуд-муви, и мелодрама. Главные роли играют Шамиль Хаматов и Нелли Уварова. Она курирует проект «Наивно? Очень!», который помогает детям-аутистам и вообще особым людям проявить свои творческие способности.
- «Загадочное ночное убийство собаки» Марка Хэддона – книга про мальчика, который пишет книгу про то, как он пишет книгу. Это сложный конструктор. Почему решили разобрать его по ролям? Не слишком просто?

- Ну, это данность. Я прочитал сначала пьесу – она сейчас очень популярна, ставится по всему миру – и уже потом книгу Хэддона. Они совсем разные. Спектакль сделан по пьесе. В отличие от «Времени женщин», которое я ставил здесь же, в «Современнике», это не попытка прочитать роман на сцене и к адаптации прозы отношения не имеет.

Кроме того, мы просто не имеем права напрямую работать с романом. Есть авторские права и очень жесткие требования. Написать пьесу по книге Хэддона мог только один человек, ставить можно только эту пьесу и только в том переводе, который утвержден. Переводчик связан агентским договором с автором.

- Пьеса, в отличие от романа, какие условия игры предлагает?

- Предложен, как мне кажется, интересный и правильный ход. Текст, написанный мальчиком-аутистом, его «детективное расследование», читает учительница, потому что сам он не может читать от первого лица, не может выйти и делиться своими заметками. Сам герой не является рассказчиком, но к финалу ломает «четвертую стену», которая выстроена в первом акте. Второй акт, когда Кристофер отправляется на поиски мамы в Лондон, построен уже по другим законам.

В лондонской постановке в конце концов оказывается, что историю Кристофера разыграли в школьном театре. В финале он становится участником мультимедийного математического шоу, решает задачи с госэкзамена – и побеждает. Это классическая история успеха, несмотря на то, что она не американская, а британская, – пример того, как человек сам себя сделал.

- То есть история остраняется. В первом действии – это книга Кристофера, которую читает учительница, во втором – спектакль по книге Кристофера, который ставят в школе.
- Для британцев это как раз важный момент – дистанция от происходящего: «это все не по-настоящему, ребята, вы не переживайте, это просто театр, к жизни он не имеет отношения».

Нам это не совсем близко, с нашим менталитетом и с нашим подходом к театру.

Мы, наоборот, от проблем Кристофера не дистанцируемся. В конце первого акта ловишь себя на мысли, что хочется, чтобы поменялись правила игры, так что во втором акте персонаж Шамиля начинает общается с залом напрямую. Это тоже момент преодоления себя. Если вначале он боится это делать, то под конец он на этом настаивает.

Мы стараемся эмоции не выплескивать. Это очень сложно, артисты еле сдерживаются. Но все-таки мы стараемся не дублировать эмоции зрителей, не провоцировать их, а рассказывать историю, по поводу которой сами очень сильно встревожены, скупыми, сдержанными средствами.

- Эмоция на эмоцию, как правило, не дает эмоцию.
- Она дает отторжение.

- Рисунки Кристофера, как в книге Хэддона, у вас появятся на стенах?
- Мы ограничились «бегущей строкой» его сознания, которая заполняет все не бессистемно, а наоборот, очень выборочно – и дает нам шанс понять, что происходит в голове у Кристофера. Если я вижу стену, где все сплошь исписано, как в фильмах про непризнанных гениев, это становится неким хаосом, знаком, который перестает воздействовать напрямую. А линейные записи я могу расшифровать, могу в конце акта перечитать, все вспомнить и связать между собой.

- Материал, на самом деле, скользкий: на теме детского аутизма легко спекулировать и легко в этом заподозрить.
- Абсолютно точно. Мы про это много говорили. И в конечном итоге делаем историю не про болезнь. Тема, действительно, очень скользкая, и даже фильмы, которые есть на тему аутизма – «Антон тут рядом» и «В ауте» – это два абсолютно разных подхода к одной и той же проблеме, два способа видения. Мы максимально постарались обойтись без спекуляций, без сентиментальности.   
   
Хотя здесь есть сентиментальность, есть мелодрама, но она, как мне кажется, построена не на эксплуатации чувства жалости к больному ребенку. Тем более, что по большому счету аутизм – это не болезнь, а некие особенности развития. Если у человека проблемы с тем, чтобы смотреть кому-то в глаза или прикасаться к кому-то, но при этом особый взгляд на мир, как у художников, картины которых выставлены в фойе театра, кто может сказать, что это болезнь? Кто это решает?

Все зависит от угла зрения. И по ходу работы мы выяснили, что каждый так или иначе лично сталкивается с аутизмом.

- В себе?
- Это был уже наш следующий шаг – разобраться с аутизмом в себе. Сначала речь шла о социальной направленности этой истории, которую нельзя исключать. Об этом мало где говорится, но реально количество аутистов растет с каждый годом и практически у каждого из нас есть в окружении дети-аутисты. Насколько я знаю, до недавнего времени в России вообще не было диагноза «аутизм» и реальной статистики, потому что ставили только «ранний детский аутизм», а потом – «шизофрению».

Мы пришли к тому, что многому хочется у них учиться. Они понимают, наверно, что люди одиноки, что по-другому быть не может, – но знают, как с этим жить. В разные периоды жизни наступает момент, когда понимаешь, что ты, на самом деле, один. И тебя охватывает паника. Аутист понимает это с самого начала и не никаких деструктивных эмоций не испытывает. А хорошо это или плохо, что аутист не знает эмоций, не может их распознавать, – тоже вопрос угла зрения. Для кого-то это ужасно, а для кого-то – предел мечтаний.

- Кристофер не выбирал быть таким или все-таки выбор у него есть? Он же, отправляясь в Лондон, преодолевает и внутренний дискомфорт, и внешние препятствия.
- Это вопрос, которым мы заканчиваем спектакль. Он многое в себе преодолел, он  добился того, чего хотел: сдал экзамен, вернул себе маму и, возможно, даже воссоединил семью. Но стал ли он счастлив?

- Может быть, он в состоянии и с родителями иначе строить отношения? Не быть закрытым для обратной коммуникации?
- В этом и есть главный вопрос, не связанный с аутизмом как таковым. Есть я, и есть обстоятельства вокруг меня. И способа взаимодействия с ними, пожалуй, только два: либо я пытаюсь подчинить обстоятельства своей личности, либо я пытаюсь встроить свою личность в эти обстоятельства. Но на вопрос «как правильно» здесь не может быть ответа. Если я подчиняю все себе, концентрируюсь на своем эго, на своем понимании, что хорошо, а что плохо, то у меня нет возможности развиваться. Если, наоборот, я принимаю этот мир, открываюсь ему, готов трансформироваться, тогда где моя личность? Ее легко потерять. Это вопрос, который меня очень сильно волнует: как распределиться?

Чувство одиночества возникает, когда нарушается гармония связи между мной и внешним миром.

- Можно сказать, что аутизм – это крайнее проявление эгоистичной природы человека? Ведь аутист зациклен на себе, как и многие из нас, только в другой степени.
- Это не совсем соответствует действительности. Если это крайнее проявление эгоистичный природы, то получается, что я точно знаю, чего хочу, пытаюсь все своему желанию подчинить, ему следовать – и получать удовлетворение. Получает ли аутист от этого удовлетворение или, наоборот, от этого страдает, мы не знаем.

Мы общались с ребятами-аутистами и пытались понять, как они сами себя воспринимают. Например, в мастерских проекта «Наивно? Очень» работал парень, потрясающий одаренный художник. На него делали ставку, а он вдруг сказал: «Я хочу попробовать по-другому». И устроился курьером, в контору, где не знают, что он аутист. Ну, просто странный дядька, возит себе и возит. Он пунктуален, аккуратен, делает все, как надо. И счастлив. Он считает, что лучше быть нормальным курьером, чем художником, про которого шепотом говорят, что он аутист и непризнанный гений.

Мы бы это не выбрали, скорее всего: пусть меня будут считать безумным режиссером, но я буду лучше театром заниматься, чем трамваи водить. А он делает другой выбор, причем делает его осознанно. В мастерских уговаривают вернуться – он отказывается.

- Для него важнее социализация?

- Это даже не социализация. Это ощущение себя как обычного человека. Ему важнее быть как все.

- А герой Шамиля Хаматова. Его взгляд на себя, на родителей, на ситуацию – насколько он необычен?

- Необычен для обычных людей? Чем дальше, тем необычнее он становится. Главная его необычность в том, что он предпочитает действовать. Если он считает, что собаку убивать нельзя и надо найти убийцу, он это делает. С нами по-другому. Вот убили Бориса Немцова. Я стараюсь жить дистанцированно от политики, но тут никакая дистанция не спасает от чувства ужаса и незащищённости. Я понимаю, что произошло страшное убийство, но не понимаю, с какой целью. И самое страшное, что, скорее всего, никогда и не пойму.

Это особенность современной информационной среды: всегда есть куча разных источников, которые противоречат друг другу, каждый вроде по-своему объективен, но правды ты никогда не узнаешь, она абсолютно размыта. И это, собственно, то ощущение от окружающего мира, в котором существует наш Кристофер. Просто для него источники информации более простые. Но у него есть четкая линия действий. Как может быть, что убийство собаки – это мелкое преступление? Если никто не заявит, полиция не будет искать. Значит, я буду искать. Это отправная точка.

Мы когда сочиняли спектакль, с художницей Александрой Дашевской, сначала решили: давай вместо мертвой собаки на сцене всегда будет живая (а начинается все с того, что Кристофер видит соседскую собаку, проколотую вилами). Но потом поняли, что нет, наше поэтическое представление о том, каким мог бы быть мир аутиста, здесь не работает. Он другой. Собака умерла. И мальчик это знает. Это факт. И собственно, Хэддон говорил, что больше узнавал про устройство вокзала в Свиндоне, чем про аутистов, когда писал роман. Он придумал какое-то количество правил, которым следует мальчик (его никто не может трогать, он не может смотреть в глаза, он не любит желтый цвет, он очень педантично относится к пище), а дальше просто фантазировал. И уже потом люди, которые в теме, прочитали и сказали: «Да, это точное попадание».

Мы тоже взяли себе эти правила, стали сочинять. И поняли, что живой собаки быть не может, как бы нам ни претила мертвая собака, с которой начинается спектакль. Это и есть странность мира Кристофера. В нем преобладают факты, а не эмоции.

- Но тем не менее кажется, что его все время атакует не просто страх, а панический страх.
- Преодоление этого страха и есть движущая сила спектакля.
Его страхи – это и наши страхи. Я помню, как в детстве боялся подойти к незнакомому человеку и что-то спросить. До сих пор, когда попадаешь в незнакомый коллектив, ты либо начинаешь сразу им завладевать, либо пугаешься и затаиваешься – и сразу вступают в силу модели откуда-то из детства. Кому-то удается их преодолеть, кто-то всю жизнь боится чего-то связанного с общением. Поэтому страх Кристофера очень понятен. Он не является уникальным свойством аутистов.

- Ну да, вы же, наверно, не пытались в спектакле понять, что значит быть аутистом. Вы же про себя что-то пытались понять?
- Конечно, мы рассказывали историю семьи и непростых отношения мальчика с родителями. Аутизм в данном случае – это некое обострение обстоятельств. Могло ли это произойти в обычной семье? В принципе, да. Могла мама изменить, а папа разозлиться и сказать ребенку, что она умерла – запросто. Но стал бы обычный мальчик все это раскручивать, докапываться до истины? Может быть. Это к вопросу о том, чего нам не хватает, с нашими развитыми эмоциями, с эмпатией – со всем, что у нас есть, а у аутистов нет.

- А чего не хватает?
- Наверно, не хватает понимания в каждый конкретный момент того, чего ты на самом деле хочешь. У Кристофера оно есть. И это очень интересная актерская задача, потому что в каждой самой маленькой сцене у него есть цель. В каждом маленьком сегменте действия он должен пусть минимально, но чего-то добиться, что-то поменять, чтобы перейти на следующий уровень. Поэтому во втором акте у нас возникли компьютерные игры. Их нет в пьесе, это нами придуманные решения, но они полностью соответствуют его мышлению.

- Главный герой книги Хэддона и пьесы – 15-летний подросток. Вы предполагаете, что подростки будут смотреть ваш спектакль?сколько им это интересн Нао?

- Вы знаете, Шамиль Хаматов не подросток. И собственно говоря, возраст здесь не играет никакой роли. Мог бы это быть сорокалетний человек? Мог бы. Просто родители были бы значительно старше и сама собой отпала бы история с изменой.
Но несколько зрителей, которым нравится спектакль, приводили на прогоны своих детей 13-14-ти лет, и выяснилось – хотя я об этом не думал, честно, совсем не думал – что этот спектакль можно обсудить со своим ребенком-подростком. Это тема взаимоотношений родителей и детей, которая намного шире, чем тема отношений с особенным ребенком. Она и артистов, и меня цепляет очень сильно. Но получается, что подростки тоже в это включаются, их тоже это цепляет. Тем более, что история рассказана языком, который может им соответствовать. Это все равно не «кулисный» театр в классическом понимании.

- Вы общались с ребятами из мастерских проекта Нелли Уваровой «Наивно? Очень»?
- Да, мы и с ними общались, и с их педагогами. Шамиль много времени у них проводил. Они нарисовали картины, сцены из нашего спектакля. Это как раз и есть взгляд на эту историю особых людей.

- Они увидели ее из зала?
- Нет, по фотографиям с репетиции. Они не фантазируют, а рисуют ровно то, что видят. Представить абстрактную сцену «Кристофер бьет полицейского» они не могут. Как это? А если им принести съемку конкретного эпизода – нарисуют. Вот их мышление. Они «сканируют» мир умом, но сказать, что эти картины написал человек с «выключенными» эмоциями, невозможно. Они сверхэмоциональны – с яркими, экспрессивными цветами. Просто способы выражения эмоций – другие. Эти картины выставлены в фойе, их можно увидеть перед началом спектакля.

Отредактировано ласточка (05.03.2015 11:45)

+1

96

Хорошее интервью..Режиссер понял эту болезнь лучше, чем современная психиатрия.

0

97

natasha написал(а):

Хорошее интервью..Режиссер понял эту болезнь лучше, чем современная психиатрия.

ППКС,Ласточка, спасибо

0

98

тинушка написал(а):

Фото Сергея Петрова


Очень хорошое фото !
Пожалуй лучшее с Нелли , за последнее время !

0

99

ласточка, спасибо за интервью Перегудова
тинушка, спасибо за фото

Gleff написал(а):

Очень хорошое фото !
Пожалуй лучшее с Нелли , за последнее время !

Действительно, очень интересная фотография
http://s017.radikal.ru/i403/1503/ac/18d065db3c94.jpg

0

100

https://www.teatrall.ru/post/1687-vsele … remennika/

«Вселенная Кристофера Буна» на Другой сцене «Современника»
Режиссер Егор Перегудов поставил социальный спектакль про подростка-аутиста

На Другой сцене «Современника» состоялась премьера – спектакль «Загадочное ночное убийство собаки». Егор Перегудов взялся за тему, которую российские театральные режиссеры не жалуют, – проблему «особенных» людей. С каждым годом в мире увеличивается количество страдающих аутизмом. В США недавно установили, что в 2014 году каждый 68-й ребенок родился с расстройством аутистического спектра, то есть в большей или меньшей степени он является аутистом. За рубежом, в отличие от нашей страны, к таким людям не относятся как к прокаженным, не отводят взгляд, когда встречают их на улицах. Напротив, люди с физическими ограничениями нередко становятся героями литературных произведений, кинофильмов, театральных постановок.
5 марта SHARE ПОДЕЛИТЬСЯ TWEET
Одним из самых популярных зарубежных спектаклей про «особенных» людей считается «Загадочное ночное убийство собаки» («The Curious Incident of the Dog in the Night-Time») по роману Марка Хэддона. Театральные режиссеры со всего мира становятся в очередь, чтобы получить авторские права на его постановку. Среди российских театров пока только «Современник» серьезно заинтересовался произведением.

Режиссер Егор Перегудов окрестил свой спектакль симбиозом «детектива, психологического триллера и антропологического исследования». Главный герой «Загадочного ночного убийства собаки» – мальчик Кристофер Бун, страдающий синдромом Аспергера, одной из форм аутизма. В спектакле его играет Шамиль Хаматов – это первая его большая роль на сцене «Современника». Кристофер учится в школе, делает большие успехи в точных науках и собирается сдавать экзамен по высшей математике. Однажды недалеко от дома герой обнаруживает заколотую вилами соседскую собаку. Недоумевая, кому помешало бедное животное (которое, как он замечает, гораздо лучше многих его знакомых), Кристофер начинает расследование и, по совету учительницы Шивон, описывает свои догадки в дневнике.

Но кто убил собаку – фиктивная интрига, и она будет раскрыта уже в конце первого акта. В центр же повествования Перегудов ставит жизнь Кристофера – жизнь слабого организма, вынужденного приспосабливаться к законам общества. Даже декорации в большинстве сцен художник Александра Дашевская придумала неброские, чтобы сконцентрировать внимание зрителей на истории главного героя. Работая над ролью, Шамиль Хаматов много общался с детьми-аутистами, читал научные труды о синдроме Аспергера. Его Кристофер, с виду типичный подросток в толстовке и кедах, на самом деле – сумасшедший гений, для которого книги по естествознанию гораздо понятнее бытовых разговоров между людьми. Он мечтает поселиться где-нибудь подальше от мегаполиса, стать выдающимся ученым и полететь в космос. Но для этого ему каждый день нужно преодолевать себя.

В спектакле тесно переплетаются две сюжетные линии: конфликт между родителями Кристофера и судьба главного героя. Семейная жизнь Эда и Джуди, по всей видимости, не складывалась с самого начала, а рождение не совсем здорового ребенка только усугубило ситуацию: Эд с головой ушел в работу и старается не замечать, что его сын не такой, как все, в то время как восприимчивая Джуди тяжело переживает каждое проявление «особенности» своего ребенка, сдается и уходит из семьи.

В результате Кристофер оказывается брошенным: он не ощущает родительской любви, в которой нуждается даже больше, чем обычный ребенок. Отсюда – прогрессирующее недоверие к людям. Подросток всюду носит с собой армейский нож, потому что чувствует себя с ним более защищенным.

На роль мамы Кристофера Перегудов пригласил артистку РАМТа Нелли Уварову. Она не понаслышке знает об аутизме – Уварова является основателем благотворительного проекта «Наивно? Очень». Джуди в ее исполнении нельзя воспринимать однозначно, и ее меньше всего хочется обвинять в эгоизме и равнодушии к собственному сыну, хотя она этого вроде бы заслуживает. Актриса играет женщину, которая дала слабину, устав оптимистично относиться к тому, что ее сыну ничего не стоит устроить истерику посреди магазина, обмочиться и сломать парочку недешевых миксеров с товарных полок. Джуди, конечно же, осознает свою вину и в конце спектакля постарается ее искупить. Но трагедия заключается в том, что сыну вряд ли удастся простить свою мать. Как и у всех страдающих синдромом Аспергера, у Кристофера практически отсутствует воображение, а следовательно и способность доверять людям с их переменчивыми взглядами и непоследовательными поступками. Не случайно герой захочет уйти из дома и попросит учительницу Шивон приютить его у себя.

Спектакль заканчивается пронзительным монологом Кристофера о том, что когда-нибудь он обязательно осуществит все, о чем мечтает. Но с каждым произнесенным словом уверенность героя уменьшается. «У меня получится», – убеждает себя подросток. И через несколько секунд обращается уже к залу: «У меня ведь получится?».

В день спектакля в фойе Другой сцены «Современника» проходит вернисаж картин, написанных по мотивам произведения Хэддона «особенным» художником Романом Горшениным. Его рисунки также использовались при создании афиш спектакля и выпуске сувенирной продукции, которую можно приобрести в антракте в рамках благотворительной акции. Если мы выделим три часа на просмотр спектакля Егора Перегудова и купим хотя бы один магнитик, то есть большая вероятность, что у Романа/Кристофера все-таки получится.

+1

101

Хорошая рецензия ! Простая, практически пересказ очень внимательного и сочувствоющего зрителя !

Отредактировано natasha (06.03.2015 15:23)

0

102

http://uvarovanelly.ru/forum/viewtopic. … p;start=20

От Вероники с ПС Нелли

http://se.uploads.ru/t/ySPgN.png
http://se.uploads.ru/t/pEaP7.jpg

0

103

http://www.afisha.ru/performance/102808/review/587530/

3 марта на другой сцене Современника состоялась премьера спектакля Егора Перегудова «Загадочное ночное убийство собаки» по одноименному роману Марка Хэддона. В течение 3 часов зрителям рассказывается история 15 летнего мальчика аутиста Кристофера Буна, который пытается найти убийцу соседского пса. Но чём глубже копает юный детектив, тем сильнее зритель погружается в бездну человеческих взаимоотношений.
Егор Перегудов уже известен постоянной публике Современника своими работами над спектаклями «Время женщин» и «Горячее сердце», идя на его постановки, ожидаешь увидеть текучую, завораживающую и очень красиво сделанную, работу. Игра света, льющаяся вода, видеоряд пролетающих полей в окне поезда, появляются и исчезают в нужный момент, не отвлекая от основного действия, а помогая погрузиться в историю еще глубже. Черная же доска и белый мел, и во все уже становятся символом другой сцены Современника. Режиссер будто рисует пастелью канву спектакля, и дает в руки главному герою (Шамилю Хаматову) чёрную тушь. Дальше всё чётко, без компромиссов, простые числа и ровные линии. Иногда спектакль смотреть страшно, всё время мысленно одергиваешь себя фразой «это всё не на самом деле, просто игра», но Шамиль так вживается в образ, что не поверить в реальность происходящего очень сложно. Его блуждающий взгляд, попытки сконцентрироваться, подергивающаяся рука, актерская работа удивительной силы. Такую невероятную передачу состояния человека я видела единожды, в спектакле «Пролетая над гнездом кукушки: Затмение», когда Александра Лазарева, исполняющего роль Рэндла Макмёрфи, вывозили на сцену на каталке, после трепанации черепа, в его глазах не было больше связи с эти миром, он блуждал где-то глубоко в себе, в эти секунды ком стоит в горле, ты не понимаешь, что чувствуешь, но это что-то очень яркое и уже вряд ли когда-то забудется. Тут же Шамиль держит зал в подобном напряжение практически все 3 часа, он не отпускает зрителя ни на секунду, словами мальчика, говорит об очень простых и важных вещах. О предательстве, доверии, лжи. В его мире всё связанно и просто, и, если человек смог убить собаку, значит сможет убить и его. 15 летний мальчик не видит разницы, для него ценна сама жизнь, вне зависимости от того, кому она принадлежит. Когда артист выходит на поклон, с трудом веришь, что это один и тот же человек. Остальные актеры тоже отлично справляются с поставленной задаче, Нелли Уварова, приглашенная на роль матери, прекрасно передаёт чувства женщины, которая и любит своего ребёнка и боится одновременно, она так искренна в своих действиях и желаниях, что осуждение мгновенно сменяется сочувствием. Сергей Гирин, исполняющий роль любящего отца, который тоже не все силен, но очень старается быть таковым, к концу спектакля окончательно завоевывает сердца зрителей и искупает все свои прежние деяния. Елена Плаксина в роли Шивон, всегда невидимо рядом с главным героем, она не просто его учитель, она друг, который помогает найти связи мира Кристофера и обычного, в котором живут все остальные. Она умеет найти слова, которые понятны мальчику, и даже когда её нет рядом их связь остается достаточно прочной, чтобы Кристоф мог в стрессовой ситуации найти в себе силы сосредоточиться и вспомнить уроки выживания в этом мире.
Спектакль заставляет о много задуматься, как режиссер, так и актеры, не просто рассказывают историю, они ведут диалог со зрителем, за которым остается последнее слово. Безусловно «Загадочное ночное убийство собаки» это не легкое развлекательное действо, нельзя на этом спектакле остаться безучастным и отвлеченным от сложных проблем, которые ставятся и перед героями и перед зрителем. А значит Егора Перегудов, Шамиль Хаматов и другие не зря проделали эту огромную работу, с чем их можно поздравить.

+1

104

ласточка, спасибо за интересную рецензию

0

105

тинушка, спасибо за фотки, интересную и позитивную рецензию

0

106

propeller написал(а):

фото Сергея Петрова

http://s019.radikal.ru/i613/1503/7a/964b755b0994.jpg
http://s55.radikal.ru/i149/1503/d7/9d53696c41f6.jpg
http://s47.radikal.ru/i115/1503/bc/48c1c4a5bcdc.jpg
http://s017.radikal.ru/i439/1503/2b/a1f2cd495019.jpg
http://s019.radikal.ru/i602/1503/85/f076992011a5.jpg
http://s011.radikal.ru/i318/1503/e2/811893682694.jpg
http://s017.radikal.ru/i427/1503/a8/398fd616221b.jpg
http://s020.radikal.ru/i706/1503/e0/d59394f42c6f.jpg
http://s55.radikal.ru/i149/1503/ae/38d087d8b95c.jpg
http://s019.radikal.ru/i626/1503/2c/cb6812bfad0e.jpg
http://s50.radikal.ru/i130/1503/52/1aa44e31f1c5.jpg
http://s008.radikal.ru/i304/1503/6f/28f80d33b681.jpg
http://s020.radikal.ru/i702/1503/cc/f0b60d1fb50b.jpg
http://s020.radikal.ru/i702/1503/8d/e9b915f28c7a.jpg
http://s018.radikal.ru/i520/1503/34/d4e693467e66.jpg
http://s019.radikal.ru/i632/1503/e9/88c8f902467c.jpg
http://s020.radikal.ru/i705/1503/e4/c8e990bb8ea5.jpg
http://s57.radikal.ru/i156/1503/c2/a65d4a56e561.jpg
http://s017.radikal.ru/i426/1503/78/5d9f3251c55f.jpg
http://s008.radikal.ru/i305/1503/f7/21e51c0421d2.jpg
http://s019.radikal.ru/i626/1503/a3/d76c12d80482.jpg
http://s009.radikal.ru/i307/1503/41/c0f99c8b199b.jpg
http://s012.radikal.ru/i320/1503/d8/1a62f58351c9.jpg
http://s013.radikal.ru/i325/1503/12/d6a2416e2c4c.jpg

https://www.facebook.com/sergey.petrov. … amp;type=3

0

107

Невероятна Нелли. Она не похожа ни одним жестом, ни одним чувством на своих прежних героинь. Богатая актерская палитра.

0

108

natasha написал(а):

Богатая актерская палитра.


ППКС        Marina, спасибо за фотографии

0

109

Спасибо за "говорящие" фотографии!  :flag:

0

110

СОВРЕМЕННИК очень умно поступил ,что пригласил Нелли. От этого, выйграли ОБЕ стороны.
Кстати, если судить по фотографиям - много сцен построено на Нелли.

0

111

«Звезда Театрала» дарит билеты на спектакль про мечту о космосе

Уникальная премия зрительских симпатий «Звезда Театрала» вновь приглашает всех поклонников сцены принять участие в создании списка претендентов на получение престижной награды в 2015 году. Ведь разгар сезона – самое время, чтобы ходить в театры, смотреть премьеры и номинировать понравившиеся спектакли на сайте премии teatral-online.ru/star.
http://se.uploads.ru/t/3sgVD.jpg

Газета «Новые Известия» и журнал «Театрал» дарят своим читателям возможность оказаться на лучших московских премьерах! С 16 марта на страничке «Театрала» в Facebook или Vkontakte вы можете выиграть два билета на новую постановку театра «Современник» по мотивам британского бестселлера Марка Хэддона «Что случилось с собакой однажды ночью» – спектакль «Загадочное ночное убийство собаки» Егора Перегудова, который состоится 31 марта и 6 апреля на Другой сцене.

Это детектив, психологический триллер, антропологическое исследование, главный герой которого – подросток-аутист Кристофер Бун. Собственно, история и написана от лица этого мальчика. Не мы смотрим на него, а он на нас. Мальчик пытается соответствовать законам, по которым существует обычный человек. Он многое знает, но ничего не может представить – может только вспомнить то, что он читал или видел, и в соответствии с этим пытаться выработать для себя алгоритм, чтобы действовать как обычный человек. Что такое для аутиста дойти до вокзала, купить билет, сесть в поезд и доехать до Лондона, а потом в гигантском городе отыскать свою мать? Да это то же самое, что для нас – слетать в космос. Кстати, полет в космос как раз и является мечтой Кристофера.

Главную роль играет Шамиль Хаматов. Вместе с ними работали художник Александра Дашевская, художник по свету Дамир Исмагилов, артисты Нелли Уварова, Сергей Гирин, Елена Плаксина, Наталья Ушакова и другие.

Хотите выиграть два билета и увидеть спектакль? Заходите на страничку «Театрала» на Facebook или Vkontakte и участвуйте в конкурсе. А затем на сайте teatral-online.ru/star номинируйте любимых актеров и режиссеров на премию «Звезда Театрала»-2015.

Ирина МЕЛЬНИКОВА
http://www.newizv.ru/culture/2015-03-12 … smose.html

0

112

Marina, спасибо за новости.

0

113

Омуль написал(а):

Marina, спасибо за новости.

Честно говоря, я больше не верю в честность "звезды театрала"...
Каждый пусть решает сам... Если есть желание подать заявку - подавайте.

0

114

Marina написал(а):

Если есть желание подать заявку - подавайте.

У меня это желание кончилось со времени подведения итогов за 2014 г.

0

115

Твое собачье дело
13.03.2015 Марина Шимадина

На Другой сцене «Современника» Егор Перегудов поставил пьесу об аутисте с задатками Шерлока Холмса.
Роман Марка Хэддона «Загадочное ночное убийство собаки» стал в Англии настоящим бестселлером, а спектакль Королевского национального театра, поставленный Мэриэнн Эллиотт, режиссером нашумевшего «Боевого коня», получил семь премий Лоуренса Оливье.
   
  Секрет успеха — сочетание детективной интриги, напряжения психологического триллера и особого взгляда на мир. Главный герой книги Кристофер Бун — 15-летний аутист с синдромом Аспергера, ментальным расстройством, осложняющим коммуникацию с внешним миром. Такие люди воспринимают окружающую действительность как набор фактов и формул, в своих действиях руководствуются четкой логикой и лишены воображения.

        Но дело в том, что роман написан от первого лица, и неправильными, странными с точки зрения героя выглядят как раз обычные люди. Например, когда они говорят одно, делают другое, а думают третье, выражают мысль с помощью поднятых бровей или употребляют бессмысленные выражения вроде «вот где собака зарыта». Кристофер от природы не способен врать, и самым страшным потрясением для него оказывается обман и предательство близких.

       Увидев в саду соседки убитого пса, он берется расследовать преступление, которое взрослые почему-то считают не важным, и неожиданно узнает шокирующие сведения о собственной семье. Собственно, с таким же успехом Кристофер мог бы быть обычным ребенком, остро чувствующим несовершенство и лживость мира взрослых, как персонажи Сэлинджера или Харпера Ли. Аутизм здесь — лишь дополнительная краска, обостряющая конфликт, квинтэссенция того одиночества и неприятия общества, какое переживает в свое время каждый подросток.
       Однако, режиссер Егор Перегудов и актер Шамиль Хаматов подошли к своему герою с позиции дотошных физиологов. Характерные навязчивые движения, голосовые модуляции, локальные и всегда внезапные проявления эмоций — все это актер очень точно «снял с натуры». Тут была опасность скатиться в лобовой натурализм, если бы не система остранения, заложенная в самой пьесе (инсценировка принадлежит драматургу Саймону Стивенсу и согласно авторским правам является единственной разрешенной к постановке). В первом акте о приключениях и переживаниях Кристофера мы узнаем из написанной им книги, которую читает его учительница. Второй акт — вроде как школьный спектакль, поставленный по этим записям. Но у Егора Перегудова этот момент обозначен лишь в одной сцене и то для проформы. Режиссер здесь придумал другой остроумный ход.
     После антракта камерное, ограниченное черной стеной игровое пространство вдруг расширяется так же, как распахивается мир для героя. Чужие улицы и люди, вокзалы и поезда, проносящиеся мимо деревни и полустанки — вся эта масса новых впечатлений почти невыносима для сознания, которое не умеет, в отличие от мозга обычных людей, блокировать ненужную информацию и не замечать лишнего. Чтобы справиться с невыполнимой миссией, Кристофер представляет себя героем компьютерной игры или телешоу «Как добраться до Лондона» — в привычной виртуальной реальности ему ориентироваться гораздо легче. И все его роуд-муви превращается в череду забавных «бродилок», «стрелялок» и «стратегий».
      В самые драматические моменты все эти защитные механизмы, конечно, летят к чертям, и актеров выносит на чистую эмоцию. Но они умудряются отыграть их так, что чувства неловкости за излишний пафос или сентиментальность ни разу не возникает. Шамиль Хаматов тут настолько достоверно входит в образ, что в какой-то момент ты перестаешь отделять актера от персонажа и полностью включаешься в происходящее.
     Для молодого артиста эта роль — несомненный профессиональный прорыв и наверняка она останется с ним надолго. Ведь не так уж важно, сколько лет его герою — 15, 25 или все 40. По большому счету это вечный ребенок, человек дождя, беспомощный в быту, но гениальный в других областях, например, в математике. Роман Хэддена заканчивается жизнеутверждающе: выдержанные испытания внушают Кристоферу веру в себя, он сдает важный экзамен, планирует поступить в университет и стать ученым. В финале спектакля «Современника» повисает тревожный вопрос. Потому что все понимают: в наших российских условиях герою светит не университет, а специнтернат.
     
      В Москве подобных молодых людей принимает только одно учебное заведение — технологический колледж № 21. Там ребята обучаются живописи, керамике, столярному делу, полиграфии. Но их таланты и умения, как правило, остаются не востребованными, после четырех лет счастливой насыщенной жизни они возвращаются домой и становятся никому не нужными инвалидами. Чтобы помочь выпускникам и студентам «Особых мастерских» продавать свои работы и самостоятельно зарабатывать на жизнь, по инициативе актрисы РАМТа Нелли Уваровой, играющей в спектакле мать главного героя, был создан интернет-магазин авторских подарков «Наивно? Очень!» (naivno.com).

  Кстати, афишу и серию ярких постеров для спектакля тоже нарисовал талантливый художник-аутист Роман Горшенин.

В нашем нетерпимом обществе, где на митинг «Антимайдан» люди выходили сами знаете с какими лозунгами, до инклюзивного образования и полноценной социализации аутистов — как до Луны, куда мечтал слетать Кристофер. Но подобные спектакли и социальные проекты — это первые, очень важные и необходимые шаги на этом долгом пути.

http://oteatre.info/tvoe-sobache-delo/

0

116

Marina, спасибо за интересную статью о спектакле.

0

117

16.03.2015 00:01:00

"Загадочное ночное убийство собаки" на Другой сцене театра "Современник"
Григорий Заславский
Обозреватель "Независимой газеты"

Жанр нового спектакля на Другой сцене театра «Современник» можно определить как детектив, имея в виду, что в самом начале происходит убийство и на протяжении долгого времени потом пытаются найти убийцу собаки. Но основной интерес сосредоточен все-таки не в перипетиях сюжета, а в тонкостях игры. И событием этот спектакль становится прежде всего благодаря Шамилю Хаматову, который играет главного героя.

В «Современнике» – большая труппа, о богатстве которой в иных случаях, наверное, публика так и не узнает всех подробностей. А в иных – узнаёт и имеет возможность порадоваться его золотому запасу, тем богатствам, которые эта труппа не то что скрывает, нет, правильнее сказать, копит и хранит.

Волчек умеет «вынашивать» и режиссеров, и актеров, хотя временами можно вообразить, что собирает впрок. Шамиль Хаматов, казалось, был принят в труппу «за компанию» с выдающейся сестрой, Чулпан Хаматовой. Играл небольшие роли, потом – побольше, был одним из тех, на кого поставили второй вариант «Мурлин Мурло» Николая Коляды, а не так давно сыграл одну из главных ролей в «ГенАциде». Но биографии эти роли все-таки не сделали. В итоге от прихода в труппу «Современника» сразу после окончания курса Алексея Бородина в ГИТИСе до нынешней роли прошло 10 лет, ровно. Другое дело, этот путь не был бессмысленным. А главная роль в спектакле «Загадочное ночное убийство собаки» стала событием.

Примерно так же может быть описана и биография режиссера спектакля Егора Перегудова, которого Волчек выделила среди других и взяла под свое крыло. Спектакль «Время женщин» по роману Елены Чижовой у него получился, а «Горячее сердце» большой удачей не стал… Но Волчек, видя в его поисках серьезность намерений и веря в его талант, готова ждать и давать ему одну попытку за другой. Кажется, из всех возможностей, предлагаемых театром, больше всего Волчек нравится быть повивальной бабкой чужих театральных побед.

Пора уже сказать наконец и о спектакле, в котором есть главный герой, а все остальное – его окружение, и само повествование, можно заключить, дается не только словами, но и глазами подростка, которого сами родители и окружающие считают не совсем нормальным.

Но тут надо сказать вот о чем. Ненормальные люди в искусстве в принципе не очень интересны. Интересны границы нормы, часто очень широкие и уж точно – подвижные. Главное открытие, которое делают режиссер и актер, как раз и заключается в этой самой подвижности, не закрепленности раз и навсегда незыблемой нормы. Кто убил собаку – ответ на этот вопрос довольно скоро теряет и важность, и вообще смысл. А вот поступки, логика поведения 15-летнего Кристофера, которого играет Шамиль Хаматов, – интерес к этому возникает в первые же секунды спектакля и не проходит до самой развязки.

Убитая собака и живой, испуганный этой смертью мальчик – первые и сильные впечатления начала спектакля. Проход мальчика – боком, по стеночке – приковывает к нему взгляды. Конечно, в рисунке его роли технические вопросы и задачи – очень важные, но остается, так сказать, и содержательная сторона, та правда, вне которой этот герой существовать не может, вне правды он погибнет, как рыба, вынутая из воды, или птица, лишенная крыльев. Животное и человеческое в его поведении крепко-накрепко связаны, впрочем, как и в каждом из нас, просто мы об этом редко задумываемся.

В этом спектакле очень важны бесшумные и мгновенные смены декорации, так что удача этого спектакля во многом зависит еще и от слаженной работы монтировочной службы. Это тоже важно, об этом нельзя не сказать.

Но главное, конечно, заключено в актере, в его глазах, пластике,  нескоординированных движениях пальцев, то замирающих, то вновь начинающих жить, кажется, отдельно от слов и самого тела.

В этом спектакле – много героев, причем каждый актер играет еще и не по одной роли. У мальчика есть отец (Сергей Гирин), есть мать (Нелли Уварова), учительница, с которой он откровенен (Елена Плаксина), впрочем, как уже было сказано, на неоткровенные отношения этот ребенок вообще не способен… Перегудов – из тех режиссеров, которые умеют выстраивать свои спектакли на крупных планах и выводить на первый план кого-то одного, кто ему среди других героев важнее. Так во «Времени женщин» это были крупные планы героини Алены Бабенко, а здесь – это история одного, не то что главного, а единственного героя. Только его жизнь дана в подробностях, все остальные здесь – вообще. И еще это очень физиологичная история, в которой в какой-то момент неспособность героя дышать, когда он набивает себе рот письмами матери, передается зрителям как страшное и смертельное ощущение удушья. Но отец и в его лице спасение приходит вовремя, он вытаскивает изо рта Кристофера письма, и мальчик наконец получает возможность отдышаться. Воздух – это то, что дает этот спектакль.


http://www.ng.ru/culture/2015-03-16/7_teatr.html

0

118

15 марта на Другой сцене «Современника» состоялся благотворительный спектакль. Играли «Загадочное ночное убийство собаки». Сильно волновались, ибо в зале были те, кто не понаслышке знает, что происходит с героем этой истории – Кристофером Буном. С нами в этот день были создатели уникального проекта «Наивно? Очень» и их подопечные, которых называют Особыми художниками. Были и друзья проекта – педагоги и психологи мастерских при технологическом колледже № 21, преподаватели и учащиеся школы «Ковчег».
«Наивно? Очень» за время выпуска спектакля стали настоящими друзьями театра. В мастерских познакомились с пьесой и романом Марка Хэддона, на основе которого она была написана. У Романа Горшенина родились потрясающие визуальные образы этого сюжета. Два из них – на плакатах спектакля. А в фойе Другой сцены – выставка всех картин, созданных Романом в связи с «Загадочным ночным убийством собаки».
Мы планируем провести аукцион этих работ. В ближайшее время расскажем, когда. Надеемся, вы будете с нами.
https://www.facebook.com/TheatreSovremennik

0

119

Омуль написал(а):

У меня это желание кончилось со времени подведения итогов за 2014 г.

А у меня и моего Пашки еще раньше. Так как все проходило в театре Вахтангова, все делалось под них, а сделать можно много , что мы и увидили в конце, а потом и эта статейка в этом году.По глупости что ли раскрылись ?

Отредактировано natasha (16.03.2015 23:56)

0

120

natasha написал(а):

А у меня и моего Пашки еще раньше. Так как все проходило в театре Вахтангова, все делалось под них, а сделать можно много , что мы и увидили в конце, а потом и эта статейка в этом году.По глупости что ли раскрылись ?

А что , за статейка ? С этого места - подробнее.

0


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Загадочное ночное убийство собаки