Кружок по интересам

Объявление

Наивно? Очень. «Наивно? Очень.» Проект Нелли Уваровой. Посетите интернет-магазин, в котором продаются неповторимые вещи, существующие в единственном экземпляре. Их авторы вложили в них всё свое умение и всю душу. Авторы этих работ - молодые люди с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности. Подарите им немного своей доброты и тепла!!!

Добро пожаловать на форум!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Нюрнберг (РАМТ)


Нюрнберг (РАМТ)

Сообщений 241 страница 270 из 448

241

https://pp.vk.me/c618429/v618429178/24f5b/mPTwqVe2Soo.jpg
Остальные фотки Ольги Лосевой с поклонов на последнем "Нюрнберге" можно найти по https://vk.com/nellyuvarova. :)

0

242

IrinaG, спасибо за фотку и за ссылку.

0

243

Gleff написал(а):

Толпе сказали ЧТО ОНИ ОСОБЕННЫЕ И ДОСТОЙНЫ ЛУЧШЕЙ ДОЛИ - и надо всего лишь, забрать свой кусок у НЕ ДОСТОЙНЫХ. И как только, люди с этим согласились - ТУТ ВСЕ И СОСТОЯЛОСЬ !

Но сказали, исходя из идеологии .Как там у них было? Арийцы превыше всего.
Самое горькое, что и сейчас написали новую историю Украины,  что они даже Черное море выкопали и еще много всякого, вырастили поколение на этом и это сработало.Дело в том , что сама идеология должна нести добро. Вот Советская несла !Там были духовные, церковные ценности.

Отредактировано natasha (30.11.2014 00:40)

0

244

IrinaG написал(а):

Остальные фотки Ольги Лосевой с поклонов на последнем "Нюрнберге" можно найти по https://vk.com/nellyuvarova.

Спасибо! http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_daisy.gif
http://s61.radikal.ru/i171/1411/55/523311bd35ed.jpg

0

245

natasha написал(а):

Дело в том , что сама идеология должна нести добро. Вот Советская несла !Там были духовные, церковные ценности.

ОЧЕНЬ  СПОРНОЕ  УТВЕРЖДЕНИЕ.
Методы и механика ДО ВОЙНЫ были ровно те же, что и в Германии. Вот дальше - когда ПРИЖАЛО, процесс НАЧАЛ  МЕНЯТЬСЯ !

0

246

Gleff написал(а):

natasha написал(а):Дело в том , что сама идеология должна нести добро. Вот Советская несла !Там были духовные, церковные ценности.
ОЧЕНЬ  СПОРНОЕ  УТВЕРЖДЕНИЕ. Методы и механика ДО ВОЙНЫ были ровно те же, что и в Германии. Вот дальше - когда ПРИЖАЛО, процесс НАЧАЛ  МЕНЯТЬСЯ !

Вас не устраивают мои "ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ"?
Что отменили церковь и всех сделали безбожниками? Так у нас в Узбекистане были и русские церкви и мечети и синагоги, ходи -молись, никто никого не ограничивал.
Так они от Христианского учения все внесли в идеологию, все заповеди ! Нас воспитывали с этими ценностями и еще, что все люди братья, это интернационал. Иначе и не могло быть в такой многонациональной стране.
Методы и механика
Объясните, пожалуйста, поподробнее, что ВЫ имеете ввиду под этими словами ?

0

247

natasha написал(а):

Вас не устраивают мои "ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ"?

А разве я критиковал, чьи то "ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ"? Перечитал все свои посты в этой теме - ну нет там личной критики.
Под духовными и церковными ценностями - обычно понимают ХРИСТИАНСКУЮ  МОРАЛЬ.
Каким образом связаны ВКП(б)  и христианская мораль - мне очень трудно понять. Я думаю и сама ВКП(б), этого бы НЕ ПОНЯЛА.
Мы говорили о механизме манипуляции в Германии и Советском Союзе (до войны).
И там и там большая часть населения (очень не бедная), была обьявлена ВРАГАМИ, и уничтожена (или изгнана) ,а их имущество присвоено.
И большая часть населения в этих странах, это поддержала (из страха, или имела выгоду).
Подобные вещи происходили и в других странах.
В чем тут неясность?

0

248

Gleff написал(а):

natasha написал(а):Вас не устраивают мои "ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ"?А разве я критиковал, чьи то "ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ"? Перечитал все свои посты в этой теме - ну нет там личной критики.Под духовными и церковными ценностями - обычно понимают ХРИСТИАНСКУЮ  МОРАЛЬ.Каким образом связаны ВКП(б)  и христианская мораль - мне очень трудно понять. Я думаю и сама ВКП(б), этого бы НЕ ПОНЯЛА.Мы говорили о механизме манипуляции в Германии и Советском Союзе (до войны).И там и там большая часть населения (очень не бедная), была обьявлена ВРАГАМИ, и уничтожена (или изгнана) ,а их имущество присвоено.И большая часть населения в этих странах, это поддержала (из страха, или имела выгоду).Подобные вещи происходили и в других странах.В чем тут неясность?

Теперь ясность ! Вы не поняли, я к вам без претензий, вы слишком кратко отвечаете . Духовные ценности-не мои, я имела ввиду эту мораль духовную,церковную-Христианскую, которая вошла в идеологию социализма- коммунизма-все духовные заповеди.Теперь о врагах-я недавно посмотрела Михалковский последний фильм, там о том,как загрузили на баржу белую гвардию и потопили ее, в Крыму, по моему.Раньше этого не слышала. Вроде, в истории писали, что всем несогласным разрешили выехать, были какие-то годы, что выезжали без ограничения все несогласные. И если бы этого не было, то как оказались такие колонии русских сейчас в славянских странах? И во Франции? И в Америке?.И с капиталами, которые успешно , каким -то образом, вывезли из разоренной войнами   Россией.Вот кто пострадал, так низший и средний класс и крестьянство из-за развязанной Гражданской войны 
Право на личную собственность отменили. Вся промышленность была национализирована, причем по желанию, бывшие собственники оставались директорами этих национализированных предприятий.А какую выгоду и кто поимел, если все перешло в государственную собственность-эти разоренные войнами предприятия?Они ушли, но все разрушили.
В Германии  все перешло в чьи-то руки, тех, кто вводил те законы, был наверху во власти, выдавал прятавшихся, но репарации потом платило государство .

Отредактировано natasha (30.11.2014 10:19)

0

249

Дело в том что англичане, американцы, испанцы, французы и т.д. - НИЧЕМ НЕ ЛУЧШЕ.
Просто их правяший класс ,основываясь на истории, революциях в этих странах пришел к выводу, что ЭТОТ ФОКУС - нельзя применять на СВОЕМ народе. А НА ДРУГОМ МОЖНО !
Как они при этом ,рассуждают о ХРИСТИАНСКОЙ МОРАЛИ - мне совершенно непонятно. А ведь так думают не только элиты, но и сами люди.
Если это принесет им выгоду, то всякие МАЛАЗИЙЦЫ , ЭФИОПЫ и т.д. - НЕ В СЧЕТ !
Все ЭТИ  судебные процессы - циничный дележ элит ( не дать ДРУГИМ - воспринимать свою страну, как источник такого ГРАБЕЖА).

0

250

Gleff
Это я настолько не в курсе вопроса, так всю жизнь была  далека от политики, любой ,так одурманена новыми взглядами на прошлое, так трудно вникаю во все эти речи и ликбез, что нам устраивают Федоров и Старков, так все не воспринимаю, что думаю, нам надо прекратить эти дискуссии с вами. Я -просто детский сад какой-то. Извините меня пожалуйста !
В мире все, всегда несправедливо, особенно отношения между государствами.

Отредактировано natasha (30.11.2014 11:35)

0

251

В молодежном театре идет судебное разбирательство

А люди все умничают, валяют дурака, пьют, поют, совокупляются и убивают друг друга, невзирая на эпохи, — так одной фразой можно передать суть «Нюрнберга» — нового спектакля в РАМТе. Хотя можно сформулировать и поаккуратнее — о личной ответственности и коллективной безответственности, справедливости и тщетных поисках правды на этой грешной земле. Но сегодня даже у самого интеллигентного столичного режиссера, хотел он того или нет, в его «Нюрнберге»-2014 читается куда более жесткое высказывание о человеческой породе.

Сцену в РАМТе, как бесстыдную девицу, раздели и выставили напоказ всю, до задника, и использовали так, чтобы на ней поместилось все: зал судебных заседаний, пивнушка, улица, опера Бетховена и еще черт знает что. Все и главное — одновременно. Такое возможно без перемен декораций усилиями театральной техники и монтировщиков? Оказалось более чем — стараниями художника Станислава Бенедиктова, который даже цвет деревянных панелей повторил точь-в-точь как на обшивке в том знаменитом на весь мир Нюрнбергском суде. Он и в наше относительно мирное время продолжает судить/рядить граждан.

Надпись наверху, как и название спектакля, отсылает нас к знаменитому процессу над лидерами и идеологами Третьего рейха, призванными к ответу за убийства, жестокости, пытки, зверства, не имеющие себе равных. Но не они в центре внимания, а один из малых процессов, на котором слушались дела нацистских судей.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

В основе «Нюрнберга» — киносценарий Эбби Манна, по которому в 1961-м Стенли Крамер снял свой знаменитый фильм, выдвинутый на «Оскара» аж в одиннадцати номинациях, две из которых он таки получил за лучший сценарий (Эбби Манн) и за лучшую мужскую роль (Максимиллиан Шелл). В том «Нюрнберге» снимались кроме Шелла Спенсер Трейси, Марлен Дитрих.

На самом деле у Бородина на сцене несколько Нюрнбергов — юридически-процессуальный, исторический и бытовой, которым с самого начала отказано в сепаратном существовании. С самого начала есть растерянность — суд это или пивной ресторан, где официанты элегантно с прямыми спинами скользят от столика к столику с кружками пенного? Путаницы добавляет маленький музыкальный составчик (пианино, саксофон, гитара) справа и совсем в глубине — эстрадка, на которой... мама родная... прости господи... Но при этом ближе к авансцене идет текст:

— Правосудие было отдано в руки диктатуры. В целях защиты государства... Судьи стали зависеть от сил, не имеющих отношения к правосудию. Был принят закон о чрезвычайных полномочиях власти, который нарушал положения Веймарской конституции и записанные в ней гражданские права. Вместо объективного рассмотрения дела главным приоритетом судьи стало вынесение обвинительных приговоров политически неблагонадежным лицам. (Ничего не напоминает?) И при этом — серьезные заявления, типа: «Права она или нет, но это моя страна». Это сказал один великий американский патриот. Немецкий патриот может повторить эти слова. А русский-то патриот чем хуже? — хочется спросить из зала в ответ на текст, написанный более 50 лет назад.

Сценарий не зря был отмечен «Оскаром» — как будто сегодня и про сегодня писан. Хотите про Америку? Пожалуйста: «Нет, все-таки мы, американцы, не созданы быть оккупантами» (замечу, принадлежит не российскому пропагандисту). А про русскую угрозу желаете? Извольте слушать: «Трумэн заявил: в связи с событиями в Чехословакии (к власти пришли коммунисты. — М.Р.) необходимо укрепить военную готовность. Он выразил опасение относительно способности западных наций выжить в условиях восточной угрозы». «Восточной угрозы!» Вы слышите?! То же самое, что говорил Гитлер. Борьба Востока и Запада за выживание».
http://sa.uploads.ru/g5VjS.jpg
И зал, где точно две трети молодежи, слушает очень внимательно, несмотря на скучноватую политическую и судебную риторику (все ж таки в театр пришли, не на митинг). И у этой сосредоточенности есть несколько объяснений: во-первых, это мощное полифоничное зрелище, что сродни опере с хорами и протагонистами (отличные работы Евгения Редько, Александра Гришина, Ильи Исаева). Достаточно сказать, что на сцене под 60 человек в постоянном движении, и это на сегодняшний день самый многонаселенная драма Москвы. Жесткая энергичная режиссура, резкий монтаж эмоционально разнозаряженных сцен. Вот характерный пример: после просмотра на воображаемом экране (со сцены все смотрят в зал как бы поверх публики) фильма о зверствах фашизма в концлагерях — диалог двух подсудимых:

— Они говорят, что мы убили миллионы людей. Это невозможно.

— Возможно.

— Как?

— Вы спрашиваете, как это было технически возможно? Все зависит от пропускной способности. Допустим, у вас имеются две газовые камеры, вмещающие каждая две тысячи человек. Считайте. Есть возможность избавиться от десяти тысяч человек за полчаса. Убивать — это вовсе не проблема, проблема — куда девать трупы.

И тут же налетает веселая толпа с криками мальчишек на Маркплатц: «Сегодня Веселый понедельник! Праздник дураков!» Какие проблемы с трупами, когда есть девицы, пиво и можно/нужно в кабаре петь/танцевать. Сцена разнузданного веселья, и никому нет дела до миллионов задушенных в газовых камерах, память о которых так свежа после Нюрнбергского процесса. Жизнь продолжается, и попробуй ее в этом упрекнуть.

При всех правильных смысловых акцентах (исторических, моральных) Бородину, человеку тонкого и чуткого склада, удалось показать процесс более страшный: как фон (люди, толпа) поглощает суть, пережевывает и, цинично сплевывая, несется дальше: умничает, валяет дурака, пьет, поет, совокупляется и убивает друг друга, невзирая на эпохи. Что страшнее — те, кто на скамье подсудимых, или толпа, виноватая и не виноватая в своей жажде жить и размножаться. Ничего не меняется — тупик, так ясно показанный труппой РАМТа. А выход-то есть?

«Мы — это то, во что мы верим, что защищаем. Даже если защищать это невозможно». Могут эти слова главного героя служить утешением?

Марина Райкина
http://www.mk.ru/culture/2014/12/02/v-m … lstvo.html

0

252

Елена, спасибо за ещё один взгляд на спектакль

0

253

Елена написал(а):

«Мы — это то, во что мы верим, что защищаем. Даже если защищать это невозможно». Могут эти слова главного героя служить утешением?

"Человек это звучит гордо" !Это теория и формула Коммунизма. Но мир никогда не доживет до него.Видно, не так мы запрограммированы.
Если бы мы были созданы одинаковыми и без пороков, не надо было бы богу давать нам скрижали с 10 заповедями.ИМХО !

Отредактировано natasha (02.12.2014 22:50)

0

254

natasha написал(а):

"Человек это звучит гордо"

Да, только одни считают, что имеют право гордится, например, своей национальнотью и при этом считают, что все остальные это пыль под ногами- вот в чём суть фашизма, на мой взгляд.

0

255

О СПЕКТАКЛЕ "НЮРНБЕРГ" (РАМТ). ДЛЯ ЖУРНАЛА "ОКТЯБРЬ"
«После казни руководителей Третьего Рейха по приговору международного трибунала американские оккупационные власти провели в нюрнбергском Дворце правосудия еще 12 процессов. Судили полицейских, военных, бизнесменов, врачей, юристов в основном за зверства в отношении населения оккупированных стран. Особенность процесса над судьями в том, что расследовались также преступления нацистов против собственных граждан» (выделено мной – Б.М.). Это написал историк Михаил Шифрин в специальном буклете, где объясняет современному зрителю сюжет спектакля «Нюрнберг». Премьера состоялась в РАМТе (Российском молодежном на Театральной площади в Москве) – в нынешнем сезоне.
И действительно, объяснять все-таки нужно. «Малый» Нюрнберг – это вообще что? Кто кого судит? За что и почему? Когда, в какие времена?
Спектакль сделан Алексеем Бородиным по фильму Стенли Крамера «Нюрнбергский процесс», который вышел на мировые экраны аж в 1961 году. Еще одна загадка. Почему обратились к фильму сейчас? Что в нем актуального для нынешнего зрителя, тем более молодого?
…В 1961 году Берлинской стены еще не было. Восток еще не отгородился от Запада физически и символически с помощью этого жуткого сооружения. Но в европейской политике была уже не просто стена – а целая пропасть. Образовалась эта пропасть не вдруг.
В 1948 году советские войска блокируют Западный Берлин, навязывают Чехословакии статус союзника и «социалистический выбор», словом новая мировая война готова разразиться вот-вот.
И процесс над гитлеровскими судьями и юристами вдруг приобрел совершенно иную окраску. Американцы резко дают задний ход – ведь «правосудие победителей» добралось до самых глубин, до хребта нации, до рядовых исполнителей, обывателей, отцов семейств и молчаливого большинства. До «приличных людей», которые не были ни «вождями», ни «идеологами», не командирами, а просто пытались жить как прежде – при новой системе. Эти люди пытались облечь в законную форму гитлеровские репрессии над немцами (над своими людьми), в частности, придумать оправдание жутким процессам над «умственно отсталыми», «неполноценными», евреями. Они пытались облечь в солидную юридическую форму приоритет «воли фюрера» над всеми существующими законами.
Кто они были? Интеллигенты, глубоко образованные люди, талантливые юристы, известные своими работами на весь мир. Авторитетные и… честные.
Да, именно так! Они пытались до конца следовать своей «профессиональной честности». «Воля фюрера объявлялась законом. Гитлер не раз по телефону или через свою канцелярию требовал от судей изменения приговоров. Правоведы утверждали, что традиционная независимость немецкого суда сохранялась, так как судья не подчиняется никому, кроме фюрера».
Люди, которые сидели на скамье подсудимых в Нюрнберге в 1947-м – сами были судьями. Они были олицетворением порядка, «высшей государственной необходимости», всеобщей справедливости. Они были воплощением государства. Они хотели сохранить этот порядок, обеспечить преемственность между Германией прошлой и будущей, они хотели, чтобы правосудие оставалось в их руках – то есть в руках подготовленных, профессиональных, образованных и еще раз повторюсь, «честных людей», а не было отдано на откуп гестаповцам и неграмотным штурмовикам, составлявшим тогда так называемую «Народную судебную палату».
Словом, все они хотели, чтобы в этом новом гитлеровском государстве во власти, или хотя бы в судах, сохранялось как можно больше приличных, профессиональных людей. Чтобы все вокруг не развалилось и не полетело в тартарары окончательно. У них были очень благие намерения.
Литературная основа старого американского фильма и нового спектакля, поставленного сегодня в театре РАМТ – киноповесть Эбби Манна. Этот человек необычайно дотошно выяснил, что происходило в Нюрнберге на этом процессе. Как происходило давление на главного обвинителя, военного прокурора. Как происходило давление на главного судью – бывшего прокурора штата Арканзас. Какова была линия защиты. Как вели себя обвиняемые. Свидетели. Но этот сам по себе захватывающий сюжет, тем не менее, не смог бы вызвать такой огромный интерес у московской публики (а интерес действительно огромный), если бы это был просто исторический ликбез для школьников и студентов.
Нет, режиссер Бородин и его театр пошли гораздо дальше.
Тогда, в 1961 году, создатели фильма Стенли Крамер и Эбби Манн чуть ли не впервые сумели поставить новую для американцев проблему – о том, что никакая борьба с коммунизмом, никакая «советская угроза» не могут оправдать цинизм бюрократов, их сделку с совестью, их подлость по отношению к истории и к простым людям. Я могу здесь перечислить десятки названий великих американских кинокартин, которые потом были посвящены именно этой идее. В тех фильмах играли величайшие актеры своего времени (в частности, в «Нюрнбергском процессе» это Берт Ланкастер, Максимилиан Шелл, Спенсер Трейси, Джуди Гарланд и Марлен Дитрих).
Однако РАМТ попытался зацепить, затронуть именно нашу публику, а не публику вообще, перенести конфликт на отечественную почву, а не в эмпиреи мировой истории.
…А вот тут все оказалось сложнее. В нашей культуре ведь нет такой темы – об ответственности исполнителей. Об ответственности судей, простых милиционеров, следователей, адвокатов и свидетелей. Нет ее (ну, практически нет) даже в литературе (появляется лишь эпизодически, в отдельных рассказах Солженицына или Шаламова). Тем более нет ее ни в кинематографе, ни в театре. Так сложилось исторически.
«Маленький человек» в нашей культуре всегда прав. За все и всегда отвечают только большие люди. За то, куда идет большая история, отвечают именно они, «большие».
Ну и кроме того… До 1991 года об этом говорить было нельзя. После – стало уже не до того. Все эти вещи широко и открыто можно было обсуждать в начале девяностых, когда начался процесс по поводу запрета КПСС (в Конституционном суде), но экономические реформы были так тяжелы, а гражданский конфликт разрастался такими темпами – что почему-то не смогли, не захотели довести этот суд до конца, спустили на тормозах. Решили – наверное, должно пройти время…
И вот оно прошло, и что же?
Зияющая пустота.
Нет ни фильмов, ни спектаклей, ни пьес, ни книг об ответственности за репрессии и государственное насилие «обычного» человека, рядового исполнителя, мирного гражданина. Нет – потому что нет самого этого вопроса. Никто ни за что не отвечает. Никто не в силах противостоять злу. Это аксиома российского общества. Никто и никогда – по большому счету – у нас никогда об этом не писал, не думал, и не говорил. Вот и в «Нюрнберге» поэтому – зритель чувствует, что идет какой-то важный разговор, но не всегда и не до конца это понимает.
Поэтому – для того, чтобы быть понятым, услышанным нынешней молодежью, да и взрослым зрителем, которого тоже в зале много – режиссеру нужно было что-то придумать. Найти свой ход. Выявить эмоциональную точку развития идеи. Объяснить через образ. Вот как об этом пишет сам Алексей Бородин. «Что вывело на этот сюжет? Не фильм. Просто шел – и какая-то вспышка… А потом возник образ ресторана, чего-то, полностью противоположному залу судебных заседаний. Место благополучия, комфорта, уюта».
Уют, комфорт – это понятно. Тихие вежливые официанты, заманчивый блеск бутылок, красивые большие столы, живая музыка, бильярд, негромкий смех, тонкие бокалы и белые тяжелые скатерти – весь этот чудесный мир мигом превращается в зал судебных заседаний, чтобы вновь мигом же перевернуться и вновь обрести неспешное течение жизни.
Но Бородин расширил это идейное пространство до рамок невероятных, до вселенского простора. Карнавальная немецкая культура – вот этот штрих, изменивший всю картину. Брызжущее, искреннее, откровенное, через край немецкое веселье. Характер нации. Дух нации. Жизнелюбие, оптимизм, вера в бога, коллективная душа, ярко выраженная то в чудесном хоровом пении, то в фольклорных танцах, то в пикантных мужских «играх с раздеваниями». Вот что противостоит, и очень ярко, тяжелой необходимости – судить тех, кто сам себя виновным не считает. Судить тех, кого не считает виновными и вся Германия, вся страна.
…Люди веселятся! Люди хотят жить! После жутких лет, после чудовищных потерь и страданий. После голода.
Война кончилась. Не хочется опять погружаться в этот ужас. Хочется сладкой рутины, зримого и яркого, наполненного быта, вкусных мелочей, «матерьяльности». Ощущения 1948 года переданы точно, вплоть до едва различимых запахов и негромких красок.
Как будто вся прекрасная Германия встает перед зрителем в этих нехитрых балаганных сценках, сыгранных с озорством и блеском, в этих музыкальных номерах – с ее желанием «встать с колен», восстановить силы, найти ритм нормальной жизни, вернуться к миру и покою.
Вот это и есть то, что нас цепляет.
А мы? Разве мы не хотим? Покоя, мира?
Разве мы с вами не хотим жить, «как все нормальные люди»?
И вдруг сквозь «историческую» фактуру, иностранные имена и обстоятельства, хитросплетения послевоенной политики – проступает совсем иная картинка. Совсем наша. Совсем близкая.
…После спектакля, когда шел к метро – уже на улице, в толпе, выходящей из театрального зала – услышал пару занятных реплик.
- Ну, да, понимаешь, просто есть в пьесе такие места, когда наступает в зале полная тишина, все слушают и не могут поверить своим ушам…
Интересно, да? Одни зрители объясняют другим, в чем глубина спектакля. Как это все сделано. То есть эта глубина и эта работа – все-таки окутана неким флером. Дымкой. Для того, чтобы все до конца понять – нужно уметь думать. Уметь сопоставлять одну реальность и другую. Грубо говоря, уметь мыслить исторически. И тогда весь пазл сложится – и веселые «немецкие» сценки с танцами и песнями, и потрясающий хор актеров, ни один из которых не тянет одеяло на себя, и главное, вот эти реплики, как гвоздики, стягивающие весь каркас.
Защищая своих коллег, немецких судей, адвокат говорит на «малом Нюрнберге»: «Вы не представляете чем был для нас Гитлер…. Да, у нас была демократия. Но эта демократия разрывала нас изнутри…». И дальше – про развал государства, голод (а голод в Германии в 20-е годы действительно был), про национальное унижение. Тяжелые слова. Непросто их воспринять нам, воспитанным на однозначной реальности советских военно-патриотических фильмов. Где все было понятно: здесь враг, здесь мы…
Немцы искренне верили в то, что новый порядок принесет им избавление от всего этого «хаоса демократии». Ничего ни с чем не хочу, да и не могу сравнивать. Но не так ли и мы верим сегодня – в то, что «маленькие» репрессии оправданы, и «маленькое» насилие государства неизбежно? Не так ли и мы прощаем государству человеческие жертвы – во имя высшей справедливости?
Ну, совсем крошечные, ну совсем маленькие.
Конечно, верим. Конечно, надеемся и прощаем. Мы же люди.
Но есть среди нас и другие люди. Они, неспокойные, немудрые, чересчур общественно-активные – беспокоят, теребят нашу совесть. Они все время превращают наш праздник, наш «ресторан» - в зал судебных заседаний.
По разным поводам. Кто-то требует помогать раковым больным, несчастным старикам, детям-инвалидам. Кто-то защищает несправедливо осужденных. Кто выходит на пикеты и демонстрации. И все они – по умолчанию – обвиняют нас, остальных.
За то, что мы заняты своей работой. Семьей. Здоровьем. Творчеством. Заботой о детях. Чем угодно. А какое они имеют право? Ведь мы делаем самое главное: мы сохраняем нормальную жизнь. Именно в этом – главный человеческий долг, разве нет?
Но, увы, мы живем в такое опасное время, когда большое насилие может вырасти из малого – за очень короткий срок. И вот тогда может опять возникнуть вопрос о границе, о том крае, за которым начинается иная реальность.
Эбби Манн, Алексей Бородин и его актеры, театр вместе с нами, зрителями, скрупулёзно изучают, я бы сказал ощупывают эту незримую красную черту – на очень далеких от нас примерах судебной практики в Германии 30-х годов. Но суть же не в примерах.
Праздничный, веселый, яркий и живой мир вокруг нас может вдруг застыть, замерзнуть, превратиться в тяжелый камень, в холодный лед истории.
Как люди спасаются от этого? Говорят. Говорят, говорят… Больше ничего не остается.

https://www.facebook.com/permalink.php? ... 4534520356

0

256

ласточка написал(а):

Нет ни фильмов, ни спектаклей, ни пьес, ни книг об ответственности за репрессии и государственное насилие «обычного» человека, рядового исполнителя, мирного гражданина. Нет – потому что нет самого этого вопроса. Никто ни за что не отвечает. Никто не в силах противостоять злу. Это аксиома российского общества. Никто и никогда – по большому счету – у нас никогда об этом не писал, не думал, и не говорил.

ласточка, спасибо за статью. Неожиданный взгляд на сектакль, оказывается по мысли автора Бородин своим спектаклем взывает нас покаяться. Считаю,ложью  утверждение автора, что тема покаяния не поднималась у нас и фильмы и книги были.Более того, мы достаточно посыпали голову пеплом и рвали на груди рубаху, крича нам весь мир , какое мы г-но. И все с удовольствием нам поверили, ведь так приятно, что в какой-то стране живут придурки, да они и сами это не скрывают. Мы, конечно, максималисты "гулять так гулять, стрелять так стрелять", но всё же не плохо бы уяснить, что мир не чёрно-белый, а разноцветный.И я верю, что подлецы оговорившие невинных, получили своё, в своей судьбе
Для меня современность спектакля заклбчается во фразе одного из героев: "Всё-таки, мы американцы не можем быть оккупантами" На практике же ещё как могут ,и не только оккупантами, но и разрушителями в угоду своим шкурным интересам.

0

257

ласточка написал(а):

Но, увы, мы живем в такое опасное время, когда большое насилие может вырасти из малого – за очень короткий срок. И вот тогда может опять возникнуть вопрос о границе, о том крае, за которым начинается иная реальность.Эбби Манн, Алексей Бородин и его актеры, театр вместе с нами, зрителями, скрупулёзно изучают, я бы сказал ощупывают эту незримую красную черту – на очень далеких от нас примерах судебной практики в Германии 30-х годов. Но суть же не в примерах.

Омуль написал(а):

Для меня современность спектакля заключается во фразе одного из героев: "Всё-таки, мы американцы не можем быть оккупантами" На практике же ещё как могут ,и не только оккупантами, но и разрушителями в угоду своим шкурным интересам.

ласточка написал(а):

Праздничный, веселый, яркий и живой мир вокруг нас может вдруг застыть, замерзнуть, превратиться в тяжелый камень, в холодный лед истории.Как люди спасаются от этого? Говорят. Говорят, говорят… Больше ничего не остается.


Это как раз о пятой и шестой колонне, которых  МЫ, пытаемся выставить виноватыми. А они может быть нас сдерживают, как и на Украине. Могли бы дойти до границ с Польшей за несколько суток( позиция Стрелкова), но какие-то люди (не Жириновский) помешали, не дали ввести войска.
Опять вопрос , кто прав? Во первых, обошлись бы малыми жертвами,( людскими), но весь мир ополчился бы санкциями. Что дешевле? Что правильнее?
Второй вопрос :" Не руководствовались ли те люди, которые были против ввода, своими выгодами( капиталы за границей, им возможно грозил там арест) ? Или они думали о выгодах России?
Третий вопрос . Я внимательно слушала речь Путина и читала(смотрела, тоже) комментарии к ним не последних людей. А сегодня еще и интервью Германа Грефа на ххх-ах.
Вы уверены, что кто-нибудь ввезет свои капиталы из оффшоров?.Он, Грефф, уверен, не ввезут , или ничтожную часть из них, для показухи. А вывозить будут вдвое больше
, потому что это проходили, были такие времена в нашей истории, в 30-е годы, за этим последовала тотальная национализация. Многие собственники(не знаю, сопротивляющиеся, что ли?) попали в Сибирь или были уничтожены( возможно доносами).

Отредактировано natasha (06.12.2014 15:43)

0

258

natasha написал(а):

Это как раз о пятой и шестой колонне, которых  МЫ, пытаемся выставить виноватыми.

natasha, я думаю, что статья как раз и написана представителем пятой колонны, это звучит между строк

0

259

Звучит !

0

260

Поле битвы дьявола с Богом - сердца людей

http://sa.uploads.ru/le1GS.jpg

В Российском Молодежном театре состоялась премьера спектакля "Нюрнберг", поставленного Алексеем БОРОДИНЫМ по киноповести Эбби Манна "Нюрнбергский процесс".

Это один из лучших, если не лучший спектакль из тех, что идут сегодня на театральных сценах столицы, как по важности поднимаемой темы, так и по уровню ее художественного воплощения.

На примере "малого" Нюрнбергского процесса над высшими судьями фашистской Германии режиссер предлагает задуматься о современном конформизме, который повсеместно в мире набирает силу. Беспринципное, некритическое следование любому образцу, обладающему наибольшей силой давления, пассивное принятие установленного свыше порядка вещей превращается ныне в опасную тенденцию морально-политического приспособленчества. Если учесть, что "дети приспособленцев, по мнению наблюдательного афориста Аркадия Давидовича, лучше приспосабливаются, чем их отцы", то у конформизма есть настораживающая перспектива.

Люди любят повторять, что у каждого в споре своя правда, хотя прекрасно знают, что правда бывает только одна. Утверждая с улыбкой, что говорят правду, одну только правду и ничего, кроме правды, но не всю правду, они намеренно затуманивают смысл, и тогда возникшую "пустоту" заполняют полуправда и ложь, которые маскируют слабую душу, трусливое сердце, беспомощный ум и порочный характер. Подобно фокуснику, подменяющему на глазах у изумленной публики белого кролика черным, они изменяют любой смысл на противоположный. И уже "целый мир, себе не рад, стремится в рай дорогой в ад".

Так поступали подсудимые Нюрнбергского процесса, для которых жонглирование словами и смыслами стало второй профессией. Это - бывший судья Эрнст Яннинг и экс-прокурор Эмиль Ханн, которые начали свою успешную карьеру в нацистской Германии, устроив в 1935 году показательный процесс над 65-летним коммерсантом Леманом Фельденштейном. Пожилой человек был осужден ими по надуманному обвинению, без предъявления каких-либо доказательств лишь за то, что он был евреем. Возможно, тогда и начался геноцид еврейской нации. Позднее Яннинг признается: "Это был не суд, а ритуальное жертвоприношение, в котором еврей Фельденштайн был беспомощной жертвой… Я вынес приговор еще до того как вошел в зал суда".

Столь же изворотливы в оправдании своей службы нацистскому режиму были подсудимые Фридрих Хоффштеттер (Андрей СОРОКИН) и Вернер Ламппе (Вячеслав НИКОЛАЕВ), свидетели Карл Вик - экс-министр юстиции Веймарской республики (Виктор ЦЫМБАЛ), адвокат Фельденштейна - Генрих Гейтер (Алексей БЛОХИН), уборщица фрау Линднов (Елена ГАЛИБИНА)... В суде постоянно звучали их слова: "Нас заставляли".

Но заставляли ли? В памяти невольно всплывает диалог из пьесы Евгения Шварца "Дракон" между рыцарем Ланцелотом, убившим Дракона, и бывшим другом рыцаря - Бургомистром, который стал слугой Дракона.

Бургомистр. Меня так учили.

Ланцелот. Всех учили. Но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая?

Трагически на этом фоне звучали признания жертв сидевших на скамье подсудимых палачей - свидетелей обвинения Ирен Вальнер (Дарья СЕМЕНОВА) и Рудольфа Петерсена (Тарас ЕПИФАНЦЕВ).

Человеческая драма в спектакле "Нюрнберг" разворачивается вокруг судебного разбирательства под председательством опытного американского юриста Дэна Хейвуда, а ее кульминационным моментом становится решение главного обвиняемого - Эрнста Яннинга, который сначала не признавал правомочность суда и отказывался сотрудничать как с судом, так и со своим адвокатом, выступить с признательной речью, опровергая все доводы защиты. Его речь прозвучала подобно разорвавшейся бомбе: на кону - не только благоденствие и репутация бывших судей нацистской Германии, но и послевоенная жизнь США и других европейских стран, честь всего немецкого народа.

Бородин предельно точно выстраивает взаимоотношения главных персонажей, добиваясь от исполнителей содержательной образности и эмоциональной взвешенности каждой произнесенной ими фразы, каждого слова. Битва между напористым полковником Тэдом Лоусоном и изворотливым адвокатом Гансом Рольфе - это не привычное в судебной практике соревнование обвинения и защиты, это столкновение двух мировоззренческих мнений о том, можно ли оправдать и простить тех, кто творил зло в силу сложившихся обстоятельств.

Процесс проходил в 1948 году, в период начала "холодной войны" между США и СССР. Поэтому в спектакле отражены попытки некоторых американцев смягчить приговор, чтобы сделать из бывших врагов верных прислужников. Такое положение позволило подсудимым играть на противоречиях между вчерашними союзниками и даже запугивать их: "Вы осудите нас сегодня, коммунисты осудят вас завтра".

Судью и прокурора пытаются склонить к мягкому приговору для бывших палачей ("Я не хочу на Вас давить, но..."). И принципиальный, несгибаемый прокурор Лоусон дрогнул. А вот внешне сдержанный, мудрый в словах и поступках судья Хейвуд, этот "деревенщина", не поддался на давление влиятельных соотечественников. Он остался верен себе и вынес приговор с позиций вечных нравственных норм.

Поэтому особый интерес представляет сопоставление этого персонажа с образом сидящего на скамье подсудимых влиятельного юриста - Эрнста Яннинга. Для Хейвуда непонятно, как мог человек высокой культуры и независимых взглядов, профессиональный юрист, оказаться в плену фашистской идеологии. Ответ на этот вопрос дал сам Яннинг. Им, оказывается, руководило стремление возродить Германию. Ради этого известный законник считал возможным временно отступить от незыблемых норм морали, от принципа защиты права любого человека на жизнь и справедливый, доказательный суд с надеждой вернуться к ним в дальнейшем. Однако этот компромисс, эта сделка с совестью стали для него началом "дороги в ад". А вот Хейвуд, когда принимал должность в родном штате, на компромисс с совестью не пошел и на полученный им при назначении список ("Этих - не трогать!") не отреагировал, за что и поплатился отставкой на следующих судейских выборах.

Зал суда то и дело превращается в кабаре (еще одна блистательная режиссерская находка Бородина!): война окончена, жизнь продолжается, вчерашние жертвы и их палачи вместе поют и танцуют, так что этот процесс - неприятный и бессмысленный - никому, вроде, и не нужен.

Так оно и вышло. Несмотря на честность неподкупного судьи и его обвинительный вердикт, все приговоренные к пожизненному заключению уже через несколько лет смогли придти в кабаре желанными гостями, хозяевами новой жизни, к которой они успешно приспособились. Это ли не пример современного конформизма?!

Для постановки одного из своих лучших спектаклей Алексей Бородин привлек всю труппу театра. Каждый из созданных им образов заслуживает отдельного разговора, но я назову только наиболее запомнившихся исполнителей. Это - Александр ГРИШИН (Хейвуд), Степан МОРОЗОВ (Лоусон), Евгений РЕДЬКО (Рольфе), Илья ИСАЕВ (Яннинг), Виктор ЦЫМБАЛ (Вик), Елена ГАЛИБИНА (Линднов)…

В целом восхищает высокая степень эмоционального напряжения и энергетика спектакля. Этому не препятствует ни обилие диалогов, ни то, что действо разворачивается в одних и тех же интерьерах зала суда. Идущий без перерыва двухчасовой спектакль смотрится на одном дыхании и не оставляет зрителей равнодушными.

Большая заслуга в успехе "Нюрнберга" художников. Станислав БЕНЕДИКТОВ создал образную и функциональную сценографию, Андрей ИЗОТОВ обогатил сценическое действо выразительным светом.

Спектакль получился очень театральным, в чем безусловная заслуга Алексея Бородина, режиссера талантливого, умного и всегда разного. Не подражая оскароносному фильму Стэнли Крамера, он показал, как могло случиться, что нормы права превратились из средств для защиты граждан от преступников в оружие для обоснования уничтожения людей в руках тех самых преступников, сфокусировав внимание на главной для сегодняшнего дня проблеме - проблеме современного конформизма.

Ответ на вопрос, что важнее: сиюминутные политические интересы или же этические нормы, определяющие общечеловеческие духовные ценности, на которые не влияют отношения между странами и общественными системами, является главным сегодня для каждого, независимо оттого на сцене он или в зрительном зале.

Пока же человечество не прошло свой Иордан, и сердца людей по-прежнему остаются полем битвы дьявола с Богом.
Валерий Модестов "Планета Красота"
http://sa.uploads.ru/zWDr6.jpg
http://sa.uploads.ru/PG5e0.jpg
http://sa.uploads.ru/GaVEc.jpg
http://sa.uploads.ru/D4F6Q.jpg
http://ramt.ru/press/press-play/plays-a … ticle-669/

0

261

Лена, спасибо за статью :flag:
Странно, что автору не запомнилась фрау Бартдольт.
А в целом статья понравилась. Вспомнила спектакль... Но одного просмотра мало. Невозможно охватить все происходящее в этом масштабном действе за один раз.

0

262

Marina написал(а):

Лена, спасибо за статью 
Странно, что автору не запомнилась фрау Бартдольт.
А в целом статья понравилась. Вспомнила спектакль... Но одного просмотра мало. Невозможно охватить все происходящее в этом масштабном действе за один раз.

А разве ,только этому автору ?

0

263

Gleff написал(а):

А разве ,только этому автору ?

Да, к сожалению ! Вот такая "Планета красота ", это точно от слова НЕКРАСИВО.

Отредактировано natasha (12.12.2014 22:04)

0

264

Gleff написал(а):

А разве ,только этому автору ?

Честно... Не помню. Многие авторы статей о Нюрнберге вообще не говорили о актерах - их больше интересовала сама идея и своевременность спектакля в нынешних политических реалиях.

0

265

Marina написал(а):

Лена, спасибо за статью

ППКС

0

266

Marina написал(а):

Честно... Не помню. Многие авторы статей о Нюрнберге вообще не говорили о актерах - их больше интересовала сама идея и своевременность спектакля в нынешних политических реалиях.

Я спектакль не видел. Судить не могу. Но факт ,остается фактом - про работу Нелли говорили мало.

0

267

Gleff написал(а):

Я спектакль не видел. Судить не могу. Но факт ,остается фактом - про работу Нелли говорили мало.

Вы правы. Наверное потому что спектакль очень многолюдный и роль не главная, и весь цвет РАМТа одновременно находится на сцене. У Нелии в этом спектакле нет ни одного длинного текста, только пара коротеньких диалогов. И всё же роль яркая, запоминающаяся... Без нее спектакль был бы совсем сухим.

0

268

Marina написал(а):

Вы правы. Наверное потому что спектакль очень многолюдный и роль не главная, и весь цвет РАМТа одновременно находится на сцене. У Нелии в этом спектакле нет ни одного длинного текста, только пара коротеньких диалогов. И всё же роль яркая, запоминающаяся... Без нее спектакль был бы совсем сухим.

Наверно - ДА ! Отмечали больше тех - кто говорил МОНОЛОГАМИ.

0

269

http://instagram.com/p/wgoozTwyxx/?modal=true
http://s009.radikal.ru/i307/1412/c5/e7e86f2aae05.jpg
Работают гримеры! Через полтора часа в спектакле "Нюрнберг" на сцену выйдет судья Дэн Хейвуд в исполнении Александра Гришина.

0

270

Marina, спасибо, редкое фото и видно, что  Саша уже погрузился в роль.

0


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Нюрнберг (РАМТ)