Кружок по интересам

Объявление

Наивно? Очень. «Наивно? Очень.» Проект Нелли Уваровой. Посетите интернет-магазин, в котором продаются неповторимые вещи, существующие в единственном экземпляре. Их авторы вложили в них всё свое умение и всю душу. Авторы этих работ - молодые люди с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности. Подарите им немного своей доброты и тепла!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Нюрнберг (РАМТ)


Нюрнберг (РАМТ)

Сообщений 121 страница 150 из 448

121

Marina написал(а):

Я ещё под впечатлением... мне кажется, что написала далеко не всё...

Тебе кажется?  А я сильно на это надеюсь.

0

122

IrinaG написал(а):

Небольшая ошибка Арлекина, судью Хейвуда в кинофильме играет Спенсер Трейси, а не Берт Ланкастер.

Да, уж, небольшая. И еще в фильме тоже прослеживалась романтическая линия между судьей и вдовой, но судья ее пресек из-за рзногласия в позициях и мне показалось, что она пыталась убедить его в невиновности Судьи рейха.

Отредактировано natasha (12.10.2014 00:56)

0

123

Ира,проблема не в спектакле,а во мне. Из-за зрения упустила много нюансов, да и со смыслом не уверена, что правильно разобралась.

0

124

Омуль написал(а):

Ира,проблема не в спектакле,а во мне. Из-за зрения упустила много нюансов, да и со смыслом не уверена, что правильно разобралась.

Понятно. Спасибо за ответ, Люд.

0

125

natasha написал(а):

И еще в фильме тоже прослеживалась романтическая линия между судьей и вдовой, но судья ее пресек из-за рзногласия в позициях и мне показалось, что она пыталась убедить его в невиновности Судьи рейха.

И я так помнила, что была романтическая линия, но поскольку фильм смотрела вполглаза то ли в ранней молодости, то ли позднем отрочестве, то  опровергать не стала.

0

126

Омуль написал(а):

Ира,проблема не в спектакле,а во мне. Из-за зрения упустила много нюансов, да и со смыслом не уверена

Делай ремонт и вперед, еще раз ! Я думаю, что мы его увидим в следующем году, они снимут его на пленку, как "Берег", слишком он сейчас нужен .

Девушки рецензиями не впечатлена, предлагаю их корректировать, можно несколько дней подряд, там много места для размышлений ! И о Нелли пишите побольше, она как МЭРИЛИН МОНРО там, наверху !

Отредактировано natasha (12.10.2014 01:14)

0

127

Еще хотела написать о Епифанцеве. Он играл пекаря которого стирилизовали так как посчитали отбросом, не истинным арийцем, браком. Он постоянно смеялся на допросе... Обо всем рассказывал со смехом... Знаете как говорят, что люди которым нечего терять смеются.
Очень хорошо сыграл безысходнось своего положения... Человека который уже не может злиться и обижаться... Он смирился...
И только когда дело дошло до оскорблений его Матери посмел возразить.

0

128

natasha написал(а):

И о Нелли пишите побольше, она как МЭРИЛИН МОНРО там, наверху !

Наташа ты наверное не всё прочитала... Я довольно много написала о Нелли... Читай посты выше, на предыдущей странице.

0

129

Наташа, начинай читать с поста 99 предыдущей страницы.

0

130

natasha написал(а):

Девушки рецензиями не впечатлена,

natasha,дорогая, мне жаль, что мы тебя разочаровали, согласна, что ни на  професианальных критиков,ни на рецензентов мы явно не тянем.   Предлагаю тебе показать пример, написав свои впечатления о "Чехов-гала."

Отредактировано Омуль (12.10.2014 01:31)

0

131

Девочки, спектакль не является копией фильма.
Здесь все иначе.

0

132

Marina написал(а):

Девочки, спектакль не является копией фильма.
Здесь все иначе.

Это понятно, Мариш, мы просто обсуждали этот момент в посте Арлекина.

0

133

Когда я смотрю на эту фотографию, мне все время кажется, что Нелли в этот момент поет "Don't cry for me, Argentina". Интересно, только у меня ассоциации с Эвитой возникают?  http://www.kolobok.us/smiles/standart/smile3.gif
https://pp.vk.me/c617116/v617116348/1ef07/pMcod6eo9nk.jpg

0

134

А вот поклоны со второго вечера. Спасибо Ольге Лосевой. https://vk.com/nellyuvarova

https://pp.vk.me/c624930/v624930178/5e61/sjo2fG7pIOE.jpg

https://pp.vk.me/c624930/v624930178/5e73/_ZYPx6_k6QM.jpg

0

135

Теперь - снимать на ПЛЕНКУ.  И  вперед - ЗА  ОРДЕНАМИ !

0

136

IrinaG написал(а):

Когда я смотрю на эту фотографию, мне все время кажется, что Нелли в этот момент поет "Don't cry for me, Argentina". Интересно, только у меня ассоциации с Эвитой возникают?

Думаю у многих. После Эвиты Перон ,сочетание ПЕРРОН - БАЛКОН будет, хочет того режиссер, или нет.

0

137

Омуль написал(а):

natasha написал(а):Девушки рецензиями не впечатлена,natasha,дорогая, мне жаль, что мы тебя разочаровали, согласна, что ни на  професианальных критиков,ни на рецензентов мы явно не тянем.   Предлагаю тебе показать пример, написав свои впечатления о "Чехов-гала."

Не разочаровали, а очаровали, но хочу еще :-поэтому и предлагаю,-что вспомните- добавляйте ! И о Нелли тоже, здесь у меня аппетит неумерен.
Предлагаю тебе показать пример, написав свои впечатления о "Чехов-гала."[/
Я пока не в силах досмотреть его, другие события все поглотили.

0

138

А разве Чехов-гала есть НА  ПЛЕНКАХ ?

0

139

http://luchar.livejournal.com/198569.html
luchar — 10.10.2014 Никогда ещё на прогоне не видела столько народу — зал был битком, весь зал, включая бельэтаж и балкон. Спасибо Нюрнберг Ирине, которая, выиграв два входных, позвала меня с собой.

Спектакль по киносценарию американского драматурга Эбби Манна о судебном процессе по делу нацистских судей. В 1961 году был поставлен фильм «Нюрнбергский процесс», получил два «Оскара». Книга, написанная по сценарию, вышла в русском переводе в 1963 г. под названием «Суд над судьями».

Спектакль мощный. И как обычно после сильного и сложного спектакля, находишься в состоянии раздрая. Вечером, сразу после спектакля (а он короткий, идёт всего два часа), смогла выдавить из себя только одну фразу. Но постепенно мысли и слова стали буквально переполнять и захотелось их частично сбросить. Напишу немного, лишь общие впечатления. Буду писать осторожно, поскольку поднятая тема очень острая, современная и актуальная.

Илья Исаев так сказал в интервью накануне премьеры: «…Про ситуацию "Россия–Украина" лучше не говорить, потому что можно набить друг другу морду, можно сойти с ума. Американцы сейчас так же строят по всему миру прекрасную демократию, вбамбливая Ирак и еще десятки стран в каменный век. Война не на своей территории ведется за власть, за влияние, за деньги, за то, чтобы продавать оружие.»

Самое главное для меня в спектакле совпало с мнением Алексея Бородина: «Есть и другое, для меня самое главное: американцы, посетив лагеря смерти, быстро стали искать союзников в убийцах. Советский Союз, вычислили они, большее зло, чем нацисты, тем более что мы уже их победили. И возникает это обволакивающее — "ситуация изменилась, ребята", "мы должны теперь с этим считаться". Эта тема невероятно современна.»

Что меня поразило больше всего. Как легко переписать историю. Как легко исказить информацию, рассказав лишь часть правды, тут замалчивая, там не договаривая, здесь сдвигая акценты. И в результате легко изменить смысл на противоположный.

Советский Союз в спектакле не союзник, это враг. И американцы призывают к сотрудничеству с бывшими убийцами, чтобы объединиться вместе против этого врага. Такой вот циничный смысл всего этого процесса. Всех участников, судью, прокурора, пытаются склонить к мягкому оправдательному приговору для бывших палачей. Несколько диалогов начинается со слов: «Я, конечно, не хочу на Вас давить, но...» Прокурора, принципиального и непримиримого, удалось склонить. Ну, а что может судья, оставшийся в одиночестве? Простой (даже простецкий!) судья из американского захолустья. Который не знал ни мира, ни даже свой страны толком не видел. Который рассказывал, что когда он принимал дела в своем штате, ему дали список: «Этих — не трогать».

Процесс идёт на фоне ресторана, кабаре, между столиками снуют официанты, звенят бокалы, все развлекаются, смеются, пьют пиво, играют в карты, слушают музыку. Параллельно идут диалоги между обвиняемыми и судьёй: «Признаёте ли Вы себя виновным в предъявленных Вам обвинениях?» — «Нет, не признаю!» — дзынь! Идея с кабаре, в принципе, понятна. Жизнь продолжается, состояние мира пьянит, хочется всё забыть, радоваться жизни, а тут этот процесс, никому не нужный и бессмысленный («Вот увидите — все те, кого Вы приговорили к пожизненному заключению, года через три будут на свободе»).

Сцена с обнаженными танцующими мужиками в черных шапочках — для чего она была включена Бородиным? Для того, чтобы показать развязную обстановку, в которой проходит этот процесс, и развлечь зрителей? Поставлена, кстати, прекрасно. Или в ней есть какой-то смысл? Обычная мантия говорит об особом статусе судьи, она скрывает человеческие чувства, эмоции, личное отношение к подсудимым, показывает его беспристрастность...

Все актёры любимые и прекрасные. :) Многословные обвинитель (Степан Морозов) и адвокат (Евгений Редько), молчаливые судья (Александр Гришин) и обвиняемый (Илья Исаев). Про Исаева и не пишу даже. И к Гришину у меня особое отношение уже давно, и я ему многое прощаю. :) Он часто балансирует между иронией и шутовством, и ему далеко не всегда удается нащупать нужные интонации. У него есть несколько очень ярких ролей в лучших спектаклях РАМТа: Шогер — единственный отрицательный персонаж в «Ничьей», наивный Паша в «Гупёшке», небольшая, но яркая и выразительная роль эмигранта в «Береге утопии», теперь вот судья Хейвуд в «Нюрнберге», но самой любимой ролью Гришина для меня остаётся Князев из юго-западной «Аллегории».

Все остальные тоже замечательные. Прекрасные девушки Нелли Уварова, Даша Семенова, Елена Галибина (а какой музыкальный номер у неё — восторг!), Блохин, Цымбал... И просто потрясающий хор.

Пока всё. Хочу ещё пойти, конечно. Не все диалоги уловила, кое-что нечаянно прослушала, размышляя над увиденным...

0

140

Всем спасибо за отзывы, Людочка идти еще раз стоит, премьера это всегда сыроватый спектакль, интересно будет посмотреть на него через полгода да еще обновленными глазами, как у тебя...  :flirt:

0

141

http://bertran01.livejournal.com/310503.html
В основе спектакля - киносценарий Эбби Манна об одном из "малых Нюрнбергских процессов", на котором слушаются дела судей, служивших нацистскому режиму. По сценарию в 1961 году Стэнли Кубрик снял трехчасовой фильм, ставший классическим.
Не смотрела (к сожалению). Потому что тема фильма не входит в сферу моих насущных интересов; я знаю только то, что лежит в поверхностном слое.
И писать о спектакле мне сложно… да практически невозможно.
По крайней мере сейчас, после первого просмотра спектакля, когда зрительское возбуждение и эффект сногсшибательно эффектной «картинки» превалируют над осознанием смыслов.

Я могу сказать, что лично для меня самой сильной сценой была исповедь Эрнста Яннинга (Илья Исаев) – и сам по себе произносимый текст, и то, как преподносит его актер, и особенно то, как монолог персонажа вписан в сцену постановки.
А именно: человек произносит абсолютно важное не только для себя лично, но и для всей германской нации… да что там! – важное для нас сегодняшних. Через покаяние Яннинга звучит предостережение всем: послушайте внимательно, чтобы не совершить аналогичный страшный грех…
Вот только никому на сцене эти важные слова не интересны: они, вроде бы, не про них: не хочется в свои ежедневные мелкие заботы и беды встраивать глобальную вину за гибель миллионов.
Могу сказать, что я тоже не запомнила слов, произносимых Яннингом. Вслушаюсь в них обязательно, когда пойду смотреть спектакль повторно.
Но уже сегодня – воспоминание о тревоге, которую внес в мою душу и «отчаяньем сорванный голос» Яннинга, и «словесный мусор», забивающий самый ясный и важный смысл, и жесткое спокойствие охраны – честно несущих свою службу «оловянных солдатиков»,  словно бы глушащих своими спинами звучание живого человеческого голоса.

У любой палки два конца, всё в мире не однозначно и, как парадокс: ободрав с земли черноту тени, превращаешь ее в выжженную солнцем пустыню.
Только вот – до какой густоты и черноты тень имеет место быть, а когда ее надо начинать разгонять, очищая путь солнечным лучам?

Так же: сколько человек может быть уничтожено, чтобы нация возмутилась и взбунтовалась? Миллион? Сто? Только двое?
Достаточно и одного.
Только – не проголосуем ли мы все за уничтожение маньяка, способного уничтожить нас самих? А ста маньяков?
А можно ли остановиться, начав уничтожать?
И – можно ли дать официальное разрешение на это уничтожение?
Нельзя?
А если при этом… ну, хорошо: одновременно с этим - мощь твоей страны возрастает многократно, и твоя личная жизнь улучшается?

Вообще: кто виноват – один ли, Главный, отдающий бесчестные приказы – или все те, кто не отказывается их исполнять? Или тот, кто ради своей выгоды способствует тому, чтобы приказы были именно бесчестными?

И еще: как быть, если формулировки «хороших» (в данном случае – американцев) дословно совпадают со словами «плохих» (германцев, называемых нацистскими преступниками)? Говорится это по разным поводам – так отчего в одном случае одному надо аплодировать, а другое – осудить?
***
Опять я влезла в философистику, вместо того, чтобы говорить о спектакле.
Он правда очень хороший.
При этом можно вдохновенно хвалить исполнителей больших ролей (потрясающие Степан Морозов, Александр Гришин, Евгений Редько, Дарья Семенова, Тарас Епифанцев…….).
Но -  как не отметить, скажем, Дмитрия Кривощапова, который всего лишь безмолвно сервирует столы. Или Максима Керина, за стойкой протирающего стаканы. Или Андрея Сипина, сходящего с ума (там, не на первом плане) от тревоги и ревности, когда его жена дает показания в суде?..

Очень хороши все, как говорится, «от вельмож до нищего слепца», ибо РАМТовский «Нюрнберг», это не «лоскутное одеяло», сложенное их отдельных ролей, а единое полотно, из которого невозможно убрать ни одной, даже самой незаметной на первый взгляд «краски».

«Кабаре», устроенное на сцене Алексеем Бородиным – это и есть наша жизнь, пусть в несколько утрированном виде. И помост, углом «врезанный» в зал сценографом Станиславом Бенедиктовым, это подтверждает: да, мы не внутри происходящего, но определенно где-то в полушаге от него.
Еще полшага, и…
А мы уже в полушаге, ибо старательно делаем вид, что не замечаем «черных воронков», набитых «протестантами», мы уже позабыли о «Законе Подлецов имени Димы Яковлева»…
Однажды мы может не заметить новые газовые камеры…

Это говорю я, человек однозначно и откровенно аполитичный.
Хватит ли у меня сил и смелости однажды прорвать «пузырь счастья», в котором хорошо мне и тем, кто мне дорог и приятен? Прорвать и – просто не принести, скажем, античеловеческую присягу, когда ее произносят все вокруг?
Это и правда ПРОСТО… или – нет?
А будет ли польза от этого моего деяния?
И – главное! – не пострадают ли те, кто был рядом со мной в моем «пузыре».

Действительно: кто через 20 лет будет судить сегодняшних судей? И в чем их обвинят?

…И снова: а спектакль получился очень красивый.
И вот это кабаре вместе с «праздником дураков», которое показано на сцене отдельными номерами (вплоть до забавного «ню»-номера) – да, это наша жизнь, где, если вглядеться, всё вокруг летит и весело скачет (в том числе и наши годы, стремительно катящиеся к финалу).
Но это – и потрясающая режиссура постановки, «разбивающая» серьез ее действия на фрагменты, в которых, в общем-то, об одном… но и о разном – и пусть не все с первого раза, но хоть часть фрагментов зафиксируются в памяти для дальнейшего их обдумывания.

Если мое личное мнение кого-то интересует – я рада, что «Нюрнберг» есть в репертуаре московских театров, и, в частности, такого хорошего театра, как РАМТ.
Наверняка я буду пересматривать спектакль неоднократно.
Он короткий – всего-то два часа.
Но смыслов и тем для обдумывание в нем – огромное множество.

0

142

Gleff, Чехов гала можно посмотреть здесь  http://culture.ru/perfomance/item/45/

Отредактировано Омуль (12.10.2014 12:16)

0

143

Даниэла написал(а):

Еще полшага, и… А мы уже в полушаге, ибо старательно делаем вид, что не замечаем «черных воронков», набитых «протестантами», мы уже позабыли о «Законе Подлецов имени Димы Яковлева»…Однажды мы может не заметить новые газовые камеры…

Эта "аполитичная" точно с ЭХА, еще много разбросанных подтверждений этому.
А жить вообще трудно, если при этом приходится думать и принимать решения. Вот болтаться нетрудно, куда вынесет, но ведь это и опасно, в такое дерьмо можно попасть .

0

144

natasha написал(а):

Эта "аполитичная" точно с ЭХА, еще много разбросанных подтверждений этому

и тем кто с Эха и тем кто нет, присуще "сволочное желание жить".

0

145

Тем, кто с Эха, лучше жить не в России, только там они никому не нужны со своим сволочизмом.

0

146

Мой любимый Гриша Заславский, как всегда, немного вредничает, но тем не менее неожиданно развернувшуюся дискуссию не могу не привести:

Коротко про "Нюрнберг". Сегодня с Марина ТокареваМариной Токаревой об этом спектакле говорим в "Контексте" у Игоря Волгина. Завтра в "НГ" - статья Maria Ignatieva, которая рассматривает спектакль ещё и в контексте традиции судебных сюжетов в американском кино и в театре. Спектакль меня поразил как поступок Бородина. В первую очередь. Актерская недостаточность пока очевидна, когда выходит Елена Галибина, своим мастерством она переигрывает разом почти всех. Розовская спиной, в коротком эпизоде, фактически - выходе, запоминается, а многие главные герои пока - бесцветные, блёклые. Поразительно, как остро, как болезненно звучат реплики и мысли героев в сегодняшней России. И это пока что даже важнее того, кто как играет.

        Марина Тимашева про блеклые никак не согласна. Даша Семенова - блеклая?Тарас Епифанцев? Блохин? Нелли? По мне, и Гришин, и Исаев, и Редько.... нет, не согласна. И потом: это же второй спектакль:-)
       
        Марина Тимашева мысли звучат остро не только в России, они и в мре не менее остро звучат:-)
   
        Maria Ignatieva Я видела два прогона -- Редько от первого до второго прогона просто два разных актера, так он заблистал во втором. Нелли Уварова -- от первого до второго прогона свою роль очень углубила. Блохин, по-моему, отлично играет с самого первого показа. Это такой немного эффект "мейнингенства", когда даже самый лучший актер -- по сути второй в симфонически-сложном режиссерском замысле. Ох, надеюсь сами актеры Гришиных слов не прочтут -- это так болезненно, они еще только начинают, даже крупицы удач, мне кажется, надо разглядеть в их исполнении и их вдохновить...
       
        Григорий Заславский Ну, я же пишу, что замысел искупает эти актерские "пробелы". Я - не поклонник Редько. Я пишу, как это я увидел, конечно, могу ошибаться, я оговариваюсь, что это - премьера, что спектакль точно вырастет, это понятно, что он - захватывает, скучно не было вообще, но актерская блёклость - то, что меня задело. Судьи - совсем не понравились. Редько - конечно, на голову выше.
   
        Григорий Заславский Марина, не согласна - и не согласна, мы в конце концов спорим о хорошем спектакле.
 
        Alexandra Rozovskaya Марина Тимашева, действительно, первая премьера получилась вторым спектаклем..(( Вчера был совершенно другой - точнее, сильнее - так ощущалось изнутри) да и по реакциям зала делаю такие выводы.. Ну, так бывает..

        Maria Ignatieva Я вот думала, пока смотрела, о том, что в каждом театре есть актер отрицательного обаяния, и Редько, как раз такой актер. И он, очевидно, это сам знает, и очень умно это вводит в роль. Странно, но минутами я видела в его исполнении Козака, бывают же такие странные глюки из прошлого...
       
        Марина Тимашева Воля ваша, По мне, Редько - превосходный. И Степан Морозов. И Цымбал. И ансамбль:-)
     
        Maria Ignatieva Согласна! У меня только зуб на моего дорогого одноклассника Веселкина -- немножко слишком рекламен, слишком "американ вообще"
     
        Григорий Заславский Я готов еще раз посмотреть, это - точно нескучное зрелище.
       
        Марина Токарева Ансамбль присутствует, редкий по нынешним временам случай, партитура выстроена, много слоев смысла - есть куда и ради чего расти. Артистам повезло, что они вживлены в такой достойный замысел. Горжусь, что мы представили спектакль первыми)))
     
        Марина Токарева В "Новой" имею в виду)))

https://www.facebook.com/profile.php?id=1613861036

0

147

http://mifrael.livejournal.com/138820.html

"Нюрнберг", РАМТ 08.10. и 10.10.14.

Пожалуй, это не только традиционно не рецензия, но даже и не полноценный отзыв пока. Чтобы написать его, мне нужен третий просмотр, но он будет спустя какое-то время, так что какие-то впечатления и мысли зафиксирую пока.
К тому же, мы с девочками в процессе обсуждения уже много любопытного наговорили, надо бы и это записать.

"Нюрнберг"... Ещё один спектакль, в котором, как и в "Береге утопии", занята почти вся труппа и поднимаются важнейшие вопросы, вот только продолжительностью он всего два часа. Разумеется, мы давным-давно его ждали.
Есть очень много вещей, о которых стоит разговаривать со зрителем, рассказывать, подавать темы для размышления. Понимаете, наше поколение, даже имея довольно хорошее образование и некий кругозор, очень часто не знает чего-то, что очевидно для старших людей.
Кстати, меня искренне восхищает, что к выходу спектакля приурочена ещё и образовательная программа. Часто на вашу готовность о чём-то задуматься так откликаются? Вот то-то и оно.
Но и помимо образовательной программы во время просмотра непрерывно думаешь. Знаете, вот я, например, не только не смотрела оскароносный фильм, но и даже об исходе процесса не знала. Да, это, разумеется, не делает мне чести, но как же жадно стараешься в такой ситуации схватить образы каждого из героев и разобраться точно в происходящем.
В этом смысле очень удачно смотрела в первый раз - из партера. Там далеко не всегда получается наблюдать за массовкой, но вот основная сюжетная линия воспринимается отлично. Ну а пересматривать стоит из бельэтажа, охватывая всю картину, ведь и происходящее на заднем плане немаловажно, а многочисленные детали заставляют жалеть о невозможности записывать их. В третий раз придётся с блокнотом идти, пожалуй.

Дальше уже про смыслы и толкования, так что под катом.
Есть судебный процесс, а есть кабаре и их линии тесно переплетены.
Один из родившихся у нас при обсуждении вариантов, вполне похожий на правду - да, это и правда кабаре, там сидит вернувшийся в Нюрнберг спустя какое-то время после завершения процесса Хейвуд, но думает он совсем о другом и в посетителях видит героев тех событий, а номера ассоциативно напоминают ему происходившее. В пользу этой гипотезы говорят, например, приглушённые краски и то, что именно Хейвуд всегда находится на сцене. На связках между сюжетной линией и номерами надо ещё сосредоточиться и выделить их точно для себя, но они присутствовали, специально следила во второй раз.
Была и вторая версия, несколько менее реалистичная, но тоже любопытная. Её пока опущу - про главный элемент, наверное, и так напишет ice_gry.

Ещё акцентирует на себе внимание народ. Потому что, хотя действующих лиц довольно много, массовки ещё больше, даже больше, чем необходимо по сюжету, но столько, чтобы создавалось ощущение народных масс. Весь этот объем, значительность, глубина - они во многом задаются множеством персонажей, которые не просто существуют на фоне, а живут там, общаясь друг с другом и с главными действующими лицами. Одна из самых сильных сцен - монолог Яннинга, который начинается в тишине, продолжается среди закручивающейся жизни простых людей, а завершается уже из-за спины солдат, сдерживающих напирающую толпу. И приходится прикладывать все силы, чтобы не утратить концентрацию и расслышать произносимые слова.

Интересно, насколько же разными получились "19.14" и Нюрнберг, при том, что в обоих случаях фигурирует кабаре. Но если 19.14 - это пересечение драмы и фарса, его цель больше в том, чтобы достучаться до сердца зрителя, то Нюрнберг со своими приглушёнными красками отправляется уже в мозг. Тут судебный процесс и кабаре представляют собой эдакую плавную синусоиду... Удачно сформулировала в обсуждении collombine: "...эту трехтонную плиту на тебя роняли, а потом приподымали и давали отдышаться, и чем веселее было до этого, тем тяжелее жахнет плита, но после спектакля она не остается". И снова спектакль ещё в меньше степени для слёз, и снова это правильно. Слёзы - они для очищения, катарсиса, а на Нюрнберге зрителю задача посложнее предстоит - думать. И от рыданий в этой ситуации не было бы никакого толку. Будто бы хоть кто-то из зрителей не знает хотя бы примерно про ужасы войны, ну правда, нет смысла видеть эту тему главной, речь уже о других проблемах. Как ведёт себя человек, когда сталкиваются его принципы и окружающая действительность? Где мера вины? Является ли злом наименьшее из зол? Какое решение принять, если на тебя давят внешние факторы? Как быть искренним хотя бы с самим собой? Долго можно записывать разные вопросы.
И важно, чтобы их услышали, а не просто пришли провести вечер в театре.

Пока есть ощущение, что далеко не все зрители смогут открыть глаза и начать думать, но зато, на удивление, именно этим, неоткрывающим, близки номера кабаре, даже наиболее хулиганский. Я-то опасалась, что именно поверхностная публика, в попытке зацепиться хоть за что-то, начнёт высказывать своё "фи". Но нет, радуются...

Надо же, столько уже написала, столько в голове ещё мыслей вертится, а про сценографию или артистов всё ни слова. Это, конечно, зря.
Сценография Станислава Бенедиктова... Она снова прекрасна, конечно же. Тут и зал суда, и кабаре, и поворот сцены, утягивающий зрительный зал туда, внутрь, и трансформации кафедры в барную стойку, и верхние ярусы над залом. И удивительная глубина, хотя, казалось бы, лишь немного отдалилась задняя стена за счёт поворота.
А человеку с цветами на поклонах очень непросто, если он внимательно наблюдал за спектаклем - ну нет там проходных ролей, все, от главных, до эпизодов прекрасны. Хотя при наблюдении за основной линией выделяется на передний план четвёрка: судья, обвинитель, адвокат и подсудимый. Перед каждым из них преклонятся можно, но сейчас мне всё-таки отдельно хотелось сказать про Александра Гришина, а то некоторые отзывы ранят. Люди, у вас глаза есть?.. Вы вообще что-то чувствовать умеете? Меня от некоторых деталей при первом просмотре, когда сидела близко к сцене, буквально скручивало, а во время разговоров других персонажей взгляд всё равно невольно уходил к находящемуся в тени Хейвуду. Игра для них слабая... Понимаете, это воспоминание, ВОСПОМИНАНИЕ. Тут просто другие краски. А включаемая и выключаемая лампа? А снятые очки? А вновь изучаемая перед принятием решения конституция? А финал, в конце концов, неужели у кого-то ничего внутри не перехватило в финале?.. Не умею я пока писать правильно про актёрскую игру и отмечать нужные нюансы, знаю, но промолчать просто не могла.
И, повторюсь, ни в коей мере не умаляю сейчас заслуги других занятых в спектаклей артистов. Знаете, у нас в компании две девушки не сговариваясь захотели подарить цветы одному и тому же человеку, генералу Меррину. Причём, одна из них вообще чуть ли не впервые видела его на сцене. Вряд ли же это случайно произошло, правда?

Мыслей и пометок остаётся ещё много, но надо всё-таки сначала закопаться в историю, посмотреть фильм и сходить на его обсуждение, пересмотреть спектакль... И думать, снова думать.
А пока, напоследок, ещё про один эпизод.
Во время показа хроники во второй раз я сначала долго разглядывала реакцию разных персонажей, а потом перевела глаза на Лоусона, который был прямо по линии взгляда.
И вот смотришь, смотришь, картинка вокруг него расплывается, силуэты моргают, а голос заполняет весь мир. Погружение абсолютное.

Не желаете ли штрудель, господа?

Tags:  РАМТ, театральное

0

148

http://mimishka007.livejournal.com/186339.html
с большим нетерпением ждала премьеру, а сейчас - вот уже два дня отзыв не могу написать, поскольку, пожалуй, у меня еще никогда не было столь неоднозначных впечатлений от спектакля...
первое ощущение, когда только пришла в зал и устроилась в середине 1 ряда бельэтажа (кстати, прекрасный обзор) - невероятно красивая сцена и декорации
это ощущение ни на секунду не прерывалось - безумно красивый эстетически спектакль, прямо вот погружаешься в эту атмсоферу красоту, спокойствия, уюта и не хочется из нее выныривать... в очередной раз РАМТ, не идущий стандартными путями, переделывает сценическое пространство, пусть даже жертвуя зрительскими местами, но это просто невероятно и, повторюсь, очень-очень красиво

вообще, идя на спектакль, рассказывающий нам об одном из малых Нюрнбергских процессов (суда над судьями нацистского режима), я безусловно шла даже не плакать, а шла рыдать... для меня вся тема фашизма, преступлений нацистов, концлагерей была интересна всегда, я немало знаю, то есть это каждый раз погружение в уже известную воду... у меня нет никакой своей личной истории, к счастью, связанной с этими ужасами войны, но есть невероятное желание знать и знать все больше... поэтому в самой теме, подаваемой нам спектаклем, не было ничего нового и неожиданного, все открытия я сделала уже давно, поэтому шла рыдать...
и вот видимо тут и произошла та самая роковая ошибка, поскольку предвкушение рыданий не оправдалось...
умом я понимаю, ради чего был использован этот прием театрального гротеска, перегиба, почему весь судебный процесс прошел в ресторанах-барах-кабаре, почему серьезные речи в зале судебных заседаний перемежались легкомысленными номерами, причем, чем серьезнее была обсуждаемая тема, тем еще более абсурдный номер был вслед... умом понимаю, но видимо сердцем не принимаю... в том своем состоянии, в настрое на слезы, меня это проняло лишь однажды...
" - Как убивать людей? Людей убивать несложно, вот представим 2 газовые камеры, способные обслуживать 2000 человек за раз, таким образом, за полчаса они могут обслужить 10 000 человек. Людей убивать несложно, вопрос в том - куда девать трупы?"
и следом - Сегодня понедельник, день дурака!!!! и развеселые, в чем-то даже безумные, пляски на сцене на добрых 5-7 минут...
нет, конечно, я приподняла бровь с выражением недоумения на собственном лице, но через несколько секунд поняла, что меня начинает трясти в буквальном смысле от этой пляски на костях, даже не на костях, на трупах...

еще для меня так сложилось, что Александр Гришин в роли главного судьи Хейвуда оказался совсем неубедительным... я не знаю, с чем это связано, но для меня он был тем же, что и в Гупешке, а тут так нельзя, я должна верить ему, ему - человеку, который во всех существующих обстоятельствах сумел вынести обвинительный приговор всем 4 судьям... а тут получается, что я вообще не поняла, где он под всеобъемлющим давлением в себе силы-то нашел на такой поступок? нет, даже ПОСТУПОК!

сильной сценой была та, где Илья Исаев в роли Эрнста Яннинга пытается сказать то, что важно, то, что больно, то, что он готов сказать, несмотря ни на что, а толпа шумит, отрезает его от судьи, от обвинителя, толпа не дает прорваться ни ему, ни его словам... с трудом, с большим трудом они достигают своего слушателя, потому что толпа сильнее, толпа считает себя правой, но голос правды слаб и силен одновременно, ведь цель достигнута...

и вот так какими-то отдельными сценами... отдельно прекраснейшее танго на сцене кабаре, совсем у задника сцены... отдельно танец степистов, которых выпустили вперед, но в луч света они не попали - все правильно, это лишь шум, напускное, бравурное... отдельно Максим Керин, который, несмотря на обильное сценическое время и передвижения на сцене, всегда (!) оставался в тени... и есть в этом что-то правильное, организующее... и при этом я же отвлекалась, я сумела рассмотреть и многое отметить... вновь россыпь, калейдоскоп...

конечно же Фиделио Бетховена!!! будто током, сколь шикарно, мощно, по-настоящему... вообще все вокальные партии, многие из которых разложены на несколько голосов, Фиделио - это завершающий аккорд мастерства в данном случае...

я все поняла - и вопросы, поставленные, и ответы, не прозвучащие... как злободневен, увы, оказался спектакль... мы не учимся на ошибках прошлого - вот, что страшно... ведь 69 лет - это не много... и как мы недавно говорили с коллегой - как бы мы не относились к ситуации, ничего, ни одно из принятых решений не стоит ни единой человеческой жизни, ни единой...
и несмотря на то, что я среди тех, кто молчаливо принимает ситуацию, кто прячет голову в песок - это единственное, во что я верю - никто не должен вот так умирать...

"Мы — это то, во что мы верим, что защищаем. Даже если защищать это невозможно"

p.s. я не стану в итоге давать оценку спектакля, хорош он, или нет, сходите, его стоит увидеть, чтобы составить собственное впечатление...

0

149

Девочки, если я буду нечаянно отзывы повторять (или уже сама выкладывала, или вы) не обижайтесь, пожалуйста. Просто я подписана во многих местах на новости о ГА, а мне часто и о Нелли шлют, а так как спектакль новый, то знаю, что вам они интересны. Следить подробно пока не получается. Хотя, судя по всему, спектакль интересный и даже может быть позже сходим с дочкой на него.(на премьеры никогда ни к кому не хожу 8-)).

Кабаре на «Титанике»
«Нюрнберг» в Российском молодежном театре сегодня воспринимается прежде всего как спектакль-высказывание, спектакль-поступок
http://www.snob.ru/selected/entry/82178

Кабаре становится главным жанром нашей сцены. Чем глубже уходит под воду «Титаник», тем громче играют музыканты. И не желающие ничего замечать пассажиры весело отплясывают на палубе. Все хотят жить — и разве можно упрекнуть их за это? Хотя вода уже по щиколотку… Нет-нет, это май 1947 года. Нюрнберг.

Перед тем как идти на спектакль «Нюрнберг» в Российском молодежном театре, я пересмотрела великий фильм Стенли Крамера и подумала: бедные актеры, как же они будут играть роли Берта Ланкастера, Максимилиана Шелла, Марлен Дитрих и Джуди Гарленд? Что еще можно сказать про фашизм, когда там уже все сказано? Оказывается, время совершенно изменило акценты в знаменитой киноповести Эбби Манна, за которую он получил «Оскар», и это безошибочно почувствовал режиссер Алексей Бородин. Никакого пафоса, как остроумно заметил сам постановщик, позиция «вот я сейчас встану на табуретку и скажу правду» смешна. Все все знают и устали от слов — здесь он, кстати, абсолютно совпадает с цехом молодой (или новой) режиссуры. Нужно что-то другое.

И появляется ресторан, в котором стараниями художника Станислава Бенедиктова безошибочно узнаешь немецкое питейное заведение всех времен. Вышколенные официанты, бесшумно расставляющие кружки с пивом, музыканты на эстраде, где ненавязчивую музыку сменяют малопристойные номера, вызывающие бурную реакцию подвыпивших посетителей, и танцы, и общее пение, когда громко, не в лад, но кружки дружно ударяются о стол так, что пиво плещет наружу. Здесь и будет происходить действие: инспирированный американскими оккупационными войсками суд над юристами, работавшими при Гитлере. Два года как кончилась война, главные преступники уже наказаны, позор пережит, и теперь в Нюрнберге все ждут снисхождения не к убийцам — к судьям, которые, выполняя приказ верховной власти и исключительно из патриотических соображений, подписывали неправедные приговоры. Например, о стерилизации человека, признанного слабоумным. Или о казни еврея, обвиненного в связи с арийкой, что потом, правда, не подтвердилось. И только полковник Лоусон, освобождавший Дахау, будет требовать для этих судей самого сурового приговора.

Забегая вперед, скажем, что тогда ему удалось добиться своего. Четверо судей были приговорены к пожизненному заключению. Но к 1958 году все нацисты, осужденные американцами в Нюрнберге, вышли на свободу, чему в значительной степени способствовала блокада Западного Берлина советскими войсками и победа коммунистов в Чехословакии. То есть театр вслед за Эбби Манном исследует очень интересный момент: подсудимые, конечно, виноваты, но есть очень много обстоятельств, которые их как бы оправдывают. Верховная власть, которой они присягали, военное положение, враги кругом… Особенности международной обстановки. И вот уже трудно, почти невозможно назвать черное черным, а белое — белым. Здесь зал замирает. Потому что думает о том, что происходит не в Нюрнберге 47-го года, а в Москве 2014-го.

Поразительно, как из разговоров за кружкой пива, из ничего, кажется, не значащих реплик возникает достоверная историческая картина и поднимаются самые сложные философские и политические вопросы. Умение негромко, но твердо и убедительно сказать о сущностных проблемах российской общественной жизни — это фирменная черта Алексея Бородина и возглавляемого им театра. Все помнят восхитительную трилогию на темы русской истории «Берег утопии», которую театр ставил вопреки всему: автору Тому Стоппарду, до премьеры не верившему, что это возможно, чиновникам, убежденным, что молодой зритель заскучает на разговорах о Белинском и Герцене и валом повалит из театра. Между тем «Берег утопии» до сих пор собирает полные залы и зрители в течение девяти часов (!) увлеченно разгадывают, как мы дошли до жизни такой и виноваты ли в этом революционеры. Тогда для театра это был не просто спектакль — им жила вся труппа, все вкладывали силы. То же самое произошло теперь: успех «Нюрнберга» — это успех  не только ведущих актеров, но и массовки, которая так поет в бетховенском «Фиделио» и так танцует во время карнавала, будто играет последний спектакль в жизни, и рабочих сцены, которые как по волшебству превращают ресторан в зал судебного заседания.

В фильме и сценарии Эбби Манна есть ключевая сцена: знаменитый юрист Эрнст Яннинг, автор законов Веймарской республики и многих учебников по праву, признает на суде свою вину в том, что подписывал все спущенные сверху приговоры. Он произносит важные слова: «Наша вина не в том, что мы знали обо всем, что творит Гитлер, а в том, что мы не хотели этого знать». В спектакле Яннинга, произносящего этот монолог, никто не слышит… Люди вокруг прогуливаются, переговариваются, напевают, они заняты своими делами. Никто ничего не хочет знать.

Патриотизм, объединяющий нацию, делает людей слепыми. И вот в ресторане у микрофона стукачку сменяет жертва — теперь они уже не враги, а представители одной и той же нации, которая просто хочет покоя и мирной жизни и даже готова ради этого петь по-английски. Нация эта, правда, уже без всяких американцев в 1985 году сама осудила своих юристов, сотрудничавших с Гитлером: бундестаг постановил, что «народная судебная палата была не судом в истинном смысле слова, а инструментом террора и упрочения нацистской диктатуры». Именно это нацию, наверное, и спасло. В отличие от тех стран, где ни покаяния, ни наказания не было и не предвидится.

Не хочу преуменьшать художественные достоинства постановки, но сегодня она воспринимается прежде всего как спектакль-высказывание, спектакль-поступок. Отсюда и оглушительная овация в финале после слов судьи: «Мы — это то, во что мы верим и что защищаем, хотя защищать это и невозможно».

И еще два впечатления, дополнивших премьеру РАМТа: выходившие из театра зрители сразу же оказывались в толпе веселых людей, которые шумно радовались световому спектаклю на фронтоне Большого театра (в Москве проходит «Фестиваль света»). Открыв ай-фон, прочла, что на 13 ноября назначено заседание Верховного суда, на котором по иску Минюста будет рассматриваться вопрос о ликвидации правозащитного общества «Мемориал». Кабаре продолжается.

0

150

http://logovojuni.diary.ru/p200395368.htm?from=last
Сходила на премьеру "Нюрберга" в РАМТе. Конечно рискованно, с учетом какое плохое послевкусие оставила после себя их предыдущая премьера "Участь Электры". Но тут... потрясающе.
Сильная вещь. Нужная. Здорово поставленная. Все акценты, пунктиры... Четкие ответы на поставленный вопрос. А какая актерская игра! Мужские роли просто невероятно были сыграны. Александру Гришину, Евгению Редько, Степану Морозову и Илье Исаеву - низкий поклон и аплодисменты за их роли.

В основу спектакля положен киносценарий Эбби Манна об одном из "малых Нюрнбергских процессов", на котором слушались дела нацистских судей.

Спектакль-размышление о конформизме в современном мире, когда даже самые страшные вещи превращаются в обыденные, о мере ответственности каждого за свою судьбу и - в конечном счете - за судьбу своей страны.
Возможно ли оправдать чудовищные поступки общим благом? Можно ли судить человека за то, что он подчинился приказу или закону? (с) ramt.ru/plays/play-4445/

Очень сильный спектакль... но в ближайшее время я на него не пойду. Пусть отлежится впечатление и... тяжелый он. Очень. Но сходить советую. Категорически.

В доказательство того, что спектакль получился - приведу вставший в едином порыве по окончании спектакля зрительный зал. Давно такого единодушия зрителей не припомню.

0


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Нюрнберг (РАМТ)