Кружок по интересам

Объявление

Наивно? Очень. «Наивно? Очень.» Проект Нелли Уваровой. Посетите интернет-магазин, в котором продаются неповторимые вещи, существующие в единственном экземпляре. Их авторы вложили в них всё свое умение и всю душу. Авторы этих работ - молодые люди с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности. Подарите им немного своей доброты и тепла!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Ничья длится мгновение (РАМТ)


Ничья длится мгновение (РАМТ)

Сообщений 1 страница 30 из 266

1

http://s1.uploads.ru/ILzp5.jpg

http://s1.uploads.ru/0auqS.jpg

http://s1.uploads.ru/1KyPI.jpg

http://s1.uploads.ru/ECc97.jpg

http://s1.uploads.ru/r7xKm.jpg

"НИЧЬЯ ДЛИТСЯ МГНОВЕНИЕ", М.Карбаускис, РАМТ, 2010г.

Несколько лет без работы перевоспитали Карбаускиса. Спрятал в карман пресловутую прибалтийскую сдержанность-закрытость (и неоднозначность сложного человека, рафинированного интеллектуала). И попробовал поставить спектакль на простых открытых эмоциях, однозначно, строго по первому плану – плоскому как шахматная доска. Все расчерчено прямыми линиями. Белые клетки, черные клетки, белые фигуры, черные фигуры, жертвы трогательны, злодей злодействует. И не имеет смысла спрашивать, кто расчертил доску и кто так расставил фигуры, почему те - черные, а эти - белые?
Зато уж в первый план режиссер вложился по максимуму (и актеры РАМТ всё сыграли очень точно, подробно с множеством верных деталей). Вот что бывает, когда режиссер ставит про свое родное.
В ”рассказе о счастливой Москве” ставил чужого и чуднОго Платонова – прятался за ретро, за иронию и многочисленные фактурные находки нисколько не помогли передать образ далекого (во времени и в пространстве) прошлого, раскрыть тайну, почему Москва «счастливая» (или хотя бы сыграть ее счастливой).
А здесь фактура работает, каждый штришок в общую картину- прически, одежда, осанка, голоса (когда Семенова играет певицу, у нее звучит голос). Предметы превращаются (полы пиджака в полог над кроватью младенца) и превращают сцену в больницу, или фонограмма превращает сцену в берег моря, гетто в берег смерти.
Актеры разыгрывают спектакль, двигаются по сцене как идеальные шахматные фигуры, каждая по своим установленным правилам. Особенно хорошо срежиссированы женские сцены, женский дуэт (Семенова и Уварова) - очень хорош, даже может быть слишком хорош. Отвлекает внимание от драматургического стержня – противостояния юного шахматиста и коменданта. Шогер (Морозов) и Исаак (Кривощапов) - плакатные черный волк и белый ягненок (черный пиджак и белый букет, повязка со свастикой и желтая звезда) По сюжету они сцепились (оголенный драматический нерв), а в спектакле не сцепились. Отчаяние, азарт игры со смертельными ставками - все это не прозвучало, может быть «прибалтийская сдержанность» вернулась в самый неподходящий момент и перекрыла канал прямым эмоциям (и свела партию к ничьей).
Заметно, что роман написан очень давно (в 1963 году), когда еще не пришло время анализа, трагических вопросов, которые сметают фигуры с доски, заставляют офицера двигаться как пешка, а короля «буквой гэ».
В то время и в том месте (в Литве 40-х годов) завязались в трагический узел судьбы нескольких народов - сеанс одновременной игры на многих досках. В спектакле кроме евреев, литовцев и немца эпизодически присутствуют чех, полячка и русская (не женщина, а всего лишь водка), но все фигуры двигаются по прямым линиям.
А ведь как извилиста линия судьбы автора романа (родился в 34 году, в 41-м родители были убиты, сам он спасен литовской семьей, литовский язык вытеснивший идиш, стал родным языком, в 72-м эмигрировал, в 77-81 был председателем союза русскоязычных писателей Израиля).

http://lev-semerkin.livejournal.com/282083.html

0

2

"Ничья длится мгновенье", РАМТ, режиссер Карбаускис. Тяжелейшая вещь. Быт и ужасы еврейского гетто в фашистской Литве. Тончайшее переплетение жесточайшей безжалостной прозы и поэтической лирики души. Пять-шесть зрительских рядов находится на сцене рядом с актерами. А за нами - огромный бездонный черный пустой зрительный зал. Ощущение жути. Несколько новелл из жизни одной еврейской семьи, заключенной в мрачную резервацию желтых звезд. Нелли Уварова, Дарья Семенова, Илья Исаев и еще несколько актеров - читают текст прозы как хронику собственной смерти. Или собственного восхождения - через унижения, через физические и моральные надругательства, через предательства, через собственный страх.

http://xlarina.livejournal.com/154626.html

0

3

когда они умирали: "Ничья длится мгновение И.Мераса в РАМТе, реж. М.Карбаускис

Ицхок Мерас потерял родителей в 1941 году, а сам был спасен семьей литовских крестьян, в 1972 году эмигрировал в Израиль, но печататься начал еще раньше, и роман "Ничья длится мгновение" вышел в 1963-м. Миндаугас Карбаускис не выпускал премьер около двух лет, так что выбор автора, все творчество которого посвящено истории Холокоста, после столь длительного простоя режиссера, прежде весьма плодовитого, вряд ли случаен и, надо думать, обусловлен не только тем, что израильский писатель - тоже выходец из Литвы. Но если для РАМТа "Ничья длится мгновение" продолжает линию, начатую еще "Дневником Анны Франк", где свою первую по-настоящему заметную театральную роль сыграла Чулпан Хаматова, то персонально для Карбаускиса проблематика "Ничьей..." вряд ли ограничивается узко-историческим ее аспектом. Главные на сегодняшний день творческие достижения Карбаускиса связаны как раз с литературой, где на совершенно разном культурно-историческом материале исследуется человек, максимально близкий к смерти, а точнее, сам феномен этой близости, соприкосновения человека со смертью, причем не только с этой, "живой" стороны, но и с противоположной - достаточно вспомнить "Когда я умирала" по Фолкнеру и "Рассказ о семи повешенных" по Андрееву. А специфика "почерка", режиссерской манеры Карбаускиса, и в этом его можно числить в контексте "литовской режиссуры" (хотя строго говоря, отношение к этому явлению он имеет разве что косвенное), состоит в том, что о вещах самых страшных он способен рассказывать без экзальтации, сдержанно-отстраненно, его спектакли эмоционально герметичны, не сразу и не всех впускают в себя.
Минимализм во всем: в сценографии (длинный стол со стульями, а за ним - магнитные шахматные доски с фигурками, и настоящая доска - на столе), в музыкальном оформлении (по большей части - редкие медитативные аккорды), в собственно мизансценическом решении. Трагедия народа также показана через историю одной семьи, точнее, двух - еврейской и литовской. Глава рода Авраам Липман (Илья Исаев) был многодетным отцом. Инна Липман (Дарья Семенова) пожертвовала собой, чтобы доставить в гетто партитуру "Жидовки" Галеви для тамошней оперной труппы; Рахиль Липман (Нелли Уварова) не по своей воле оказалась жертвой нацистских экспериментов по искусственному оплодотворению; Касриэл Липман (Александр Доронин) философствовал себе потихоньку, воображал себя то сверхчеловеком, то еще кем, но поняв, что выдаст подпольщиков гетто, не выдержав пыток, по совету отца покончил с собой; младшую дочь повесили вместе с литовцами, укрывавшими ее - новорожденную девочку этой литовской семьи стала выкармливать еврейка; наконец, Исааку Липману (Дмитрий Кривощапов) был предложен выбор - сыграть с комендантом гетто Шогером (Степан Морозов) партию в шахматы. В случае выигрыша коменданта детей из гетто увозят - несомненно, на убой, но сам Исаак остаетвся в живых; в случае выигрыша дети остаются, но комендант убивает Исаака; только в случае ничьей остаются и дети, и Исаак - так, во всяком случае, договариваются Шогер и Авраам.
Аллегории Мераса, чего уж там, слишком нарочиты - что библейские, что шахматные. Но вообще-то мотив шахматный игры в связи с темой преследования евреев возникает регулярно. На нем, например, строилась пьеса "Пат" Павла Когоута. Вероятно, метафора очень удобная - с одной стороны, шахматы - модель человеческого поведения как на уровне общеисторическом, глобальном, так и на уровне судьбы отдельной личности; с другой, именно в шахматах евреи достигли наиболее значительных спортивных успехов, и эта сторона в инсценировке озвучивается недвусмысленно: "Тот, кто хочет хорошо играть в шахматы, должен иметь еврейскую голову" - замечает комендант Шогер, не расстающийся с хлыстом, и тут же с издевкой добавляет: "У меня, наверное, еврейская голова". Авраам осознанно посылает Исаака на смерть, и хотя Исаак, хороший игрок, способен устроить ничью, он так же осознанно выигрывает. "Ты проиграл" - говорит Авраам Шогеру, хотя Исаак обречен. Шахматная метафора хороша еще и тем, что четко делит фигуры по цвету и по ранжиру, на черных и белых, на ферзей и пешек, так что в спектакле она работает не только по аналогии, но и по контрасту: жизнь одновременно и похожа, и непохожа на партиюв шахматы, она и проще, и сложнее. И главное, ее нельзя сыграть вничью.

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1645000.html

0

4

Миндаугас Карбаускис. РАМТ. Ничья длится мгновение

Миндаугас Карбаускис вернулся в театр после трёхлетнего перерыва - и поставил свой самый мрачный спектакль.
Он всегда говорил о смерти, и даже названия произведений, к которым он обращался, недвусмысленно заявляли его главную тему - Когда я умирала, Рассказ о семи повешенных, Мёртвые души. Но вопреки смерти в них полной грудью дышала рождённая игрой радость жизни, и в "Старосветских помещиках" Агафья Тихоновна нежно поливала вышитые на кафтане Афанасия Ивановича цветочки, в "Рассказе о семи повешенных" приговорённые с радостным визгом скатывались на спинах с ледяной горки, а в "Рассказе о Счастливой Москве" кипятильник нагревался от одного лёгкого прикосновения главной героини.
В "Ничье" это противостоящее смерти настроение улетучивается невозвратно, и настоящие белые цветы, которые Ицхак Липман безуспешно пытается пронести в гетто, теряют запах в удушливо спёртом пространстве.
Здесь всё темно и приглушённо. Чёрные столы, чёрные стулья, чёрные мольберты, на них зелёные шахматные доски, но с обратной стороны доски обнаруживается деревянный крест - конечно, тоже чёрный.
Карбаускис вырывает с корнем заложенные в романе горячую сентиментальность и позитивный героический пафос, лишает героев живых человеческих чувств. На сцене не люди, а привидения давно ушедших. Говорят все тихо и сумрачно, с ожесточением безысходности и мрачной очуждённостью, любое повышение голоса звучит эхом и отдаёт неественностью. Судьба каждого предрешена - обречение смерти, с которым никто и не думает бороться, упорно двигаясь навстречу своему финалу. Самопожертвование становится чем-то рядовым и само собой разумеющимся, утрачивая возвышенный ореол. Светлые порывы обесцвечиваются вымученностью опустошённых чувств, тусклостью угасших, уже отстрадавших взглядов на бледных лицах. Как в "Рассказе о семи повешенных", звучит шум моря - там с ним уходили на смерть, здесь под него бредящая океаном Рахиль Липман рывками подаётся вперёд и отступает по воле волн, подставляя им точно так же двигающиеся стулья. На одном из них тело её убитого мужа - воображаемое море вымывает из-под него стул, оставляя лежать на полу. С мужем она разговаривает, как с живым, но это не удивляет, ведь она сама давно мертва, как и все остальные.
Люди с рождения становятся сушёнными оболочками. Младенца изображает накинутое на спинку стула пальто, повешенные на площади "трое - двое взрослых и девочка" - одиноко висящие на мольбертах курточки. Когда будет рассказываться история их хозяев, те снимут их, надев на себя, а потом с молчаливой покорностью вернут на место. "Рассказ о семи повешенных" начинался и заканчивался одной и той же сценой - приговорённые к смерти входили и, ёжась, пытаясь согреться, снимали куртки, вешали их на крючки; всё действие "Рассказа о счастливой Москве" происходило в гардеробе. В "Ничье" эта метафора доходит до своего естественного завершения.
Только у одного здесь лучистые глаза и светлая улыбка на лице, у Ицхака (его играет прошлогодний выпусник курса Бородина, Дмитрий Кривощапов). Но ненадолго. Это он ведёт партию в шахматы с немцем Шогером. Выиграет - и погибнет, но будут спасены дети, живущие в гетто. Проиграет - выживет, их увезут. Сделает ничью - останется в живых, и дети останутся. У него последний ход. 2 варианта - ничья или выигрыш. В романе Шогер предупреждает: дети всё равно не спасутся; Ицхак выигрывает, что становится жестом отчаяния. В спектакле эти слова Шогера не звучат, и выбор Ицхака - сознательный выбор смерти. Смерти как единственно возможного исхода, потому что нет ни желания, ни смысла жить. Никакой другой альтернативы Карбаускис героям не даёт. "Конец – печальный аккорд? Начало, самое грустное начало лучше самого радостного конца? Иногда и начало может быть концом, и конец – только началом… Вы знаете, как светит весеннее солнце? Вряд ли вы знаете, как оно светит. Вы не видели, как улыбается Эстер. Весеннее солнце светит, как улыбка Эстер, а ее улыбка светла, как весеннее солнце" - так заканчиватся книга Мераса. У Карбаускиса ни о каком весеннем солнце нет и речи, а Эстер, возлюбленная Ицхака, на сцене не появляется вообще. Дальше - только тишина.
А глаза Ицхака в финале уже не смеются.
Карбаускис больше не любит людей, и у него нет сил, чтобы их жалеть.
Результат - спектакль жёсткий и сухой, веющий болезненным холодом отстранения как художественным принципом.

http://users.livejournal.com/_nikolay/191193.html

0

5

Вот это рецензия! Не было у меня желания идти на этот спектакль и думаю не появиться.Думаю,что критик не совсем прав,так он увидел,а истина наверное всё-таки посередине и вывод всё-таки: "Карбаускис больше не любит" людей" неверен

0

6

Три лучших спектакля России и национальная премьера на театральном форуме "Теарт"
03.10.2012, 11:11 Культура
Анастасия Лукьянова/ TUT.BY           

В программе нынешнего Международного театрального Форума "Теарт" акцент сделан на лучшие международные спектакли. Об этом рассказали организаторы форума на пресс-конференции 2 октября. В программе представлены 3 лучших спектакля из России, номинанты "Золотой маски", самой престижной театральной премии России: "Шербурские зонтики" (на премьере в России присутствовал сам Мишель Легран и высоко оценил постановку), "Зажги мой огонь" и "Ничья длится мгновение".

http://news.tut.by/culture/313830.html

0

7

Marina написал(а):

Три лучших спектакля России

  Марина,спасибо за инфу,будем отслеживать.

0

8

13 октября 2012, 20:35
«TEART» в «Огне»: постановка-хаос представляет новую программу Международного форума

Четыре дня в Беларуси – лучшие спектакли российской «Золотой маски». Знаменитого фестиваля-премии, где даже «Ничья длится мгновение».

«Да будет свет!» – гласит Ветхий Завет. «Зажги мой огонь!» – провозгласил Джим Моррисон, эдакий мессия поколения поп-арт. Свои идеи поэт и артист проповедовал исключительно на энтузиазме. На нём (энтузиазме) держится и нынешний спектакль.

«Зажигать» труппа московского Театра.DOC начала ещё у трапа самолёта. Затем – обед без перерыва. И – о, сцена! Те, кому до сорока, даже репетицию превратили в спектакль.

Акустику Театра белорусской драматургии (признался режиссёр) явно недооценили. Фанерные декорации выдавали... без купюр. «Зажги мой огонь» – этюды из жизни «икон» эпохи драйва, рок-н-рола…

Белая «царица блюза» Джоплин, гитарист Хендрикс, фронтмен Моррисон – трио шестидесятых. А заглядывают в душу героев масскульта шесть актёров. И лишних здесь нет.

Юрий Муравицкий, режиссёр: «Зритель может предъявлять претензии, когда то, что происходит на сцене, на что-то претендует. И эта претензия неоправданная. У нас нет никаких претензий. Актёры выходят и начинают играть».

Талгат Баталов, актёр: «Это же не байопис. И не биографический спектакль. Это спектакль о нас. Курт Кобейн говорил: «Рано вспыхнуть и быстро сгореть – это очень круто».

Правда, интерес к «Огню» не гаснет уж больше года. И не только из-за фамилии Баталов в афише. Этюды обкатали в России и странах Балтии. Эксперимент молодого театра (десять лет) отметили высшей театральной премией.

Тамара Арапова, руководитель отдела театрального фестиваля «Золотая маска» (Россия): «Из огромного количества спектаклей, которые номинируются и получают «Золотую маску», мы должны выбрать 2-3-5. Уже второй раз мы делаем такой проект в Беларуси. Мне кажется, в этом году получилось очень интересно».

Сразу после «Огня» на сцене «TEARTа» взойдёт звезда, чья «Ничья длится мгновенье». Нелли Уварова сыграет страницы романа почти неизвестного у нас литовского писателя. ОНТ – информационный партнёр главного театрального события года в Беларуси.
http://ont.by/news/our_news/0080423

0

9

ТЕАРТ 2012http://s1.uploads.ru/t/2v3MP.jpg

Cо 2 по 20 октября 2012 года в Минске во второй раз пройдет Международный форум театрального искусства «ТЕАРТ».

Международный форум театрального искусства «ТЕАРТ» – это лучшие театральные постановки со всего мира, блистательная игра актеров и самые громкие режиссерские имена.

В этом году белорусская публика впервые познакомится с творчеством лидера современного европейского театра – итальянского режиссера Ромео Кастелуччи, признанного во всем мире и отмеченного самыми престижными международными призами и наградами. Современный польский театр будет представлен спектаклем «Персона. Мерилин» в постановке мэтра Кристиана Люпы и хореографическими спектаклями Познаньского театра танца. Увидят минчане и лучшие спектакли Литвы и Латвии 2010 года: спектакль «Мертвые души» Латвийского национального театра в постановке одного из самых ярких и востребованных современных российских режиссеров Кирилла Серебренникова и спектакль «На дне» литовского режиссера Оскараса Коршуноваса, уже хорошо знакомого белорусским театралам.

В программе Форума также последняя премьера Коршуноваса – спектакль «Миранда» по пьесе В. Шекспира «Буря». Русский театр Эстонии покажет в Минске премьерный спектакль «Одна летняя ночь в Швеции», посвященный великому режиссеру Андрею Тарковскому. Молодежная off-программа вынесет на суд публики работы молодых режиссеров из разных стран, представляющих разные театральные школы и традиции: белорус Игорь Петров покажет совместный белорусско-польский спектакль «Амазония», а француженка Полин Ренери – спектакль «Ребенку дают слабительное».

В рамках Форума пройдет театральный проект «Лучшие российские спектакли – номинанты и лауреаты Премии «Золотая Маска», в рамках которого будет показан музыкальный спектакль «Шербурские зонтики» Санкт-Петербургского театра «Карамболь» в постановке молодого режиссера Василия Бархатова, которого критики называют надеждой современной оперной режиссуры, драматический спектакль «Ничья длится мгновение» Российского академического молодежного театра в постановке Миндаугаса Карбаускиса и спектакль «Зажги мой огонь» Театра.doc, который быстро стал культовым в среде молодых российских театралов.

Закроет Форум белорусская национальная премьера спектакля «Ладдзя роспачы» по одноименному произведению В. Короткевича, постановка которого осуществлена при поддержке Министерства культуры Республики Беларусь.

Кроме того во время Форума зрители смогут встретиться с создателями спектаклей, а также стать участниками мастер-классов известных театральных режиссеров и принять участие в круглых столах с участием профессионалов.

Международный форум театрального искусства «ТЕАРТ» проводится при поддержке Министерства культуры Республики Беларусь
Девочки, Искра побывала на "Ничьей".
здесь отзыв    http://uvarovanelly.ru/forum/viewtopic. … ;start=420

Отредактировано Marina (16.10.2012 11:52)

0

10

Спасибо, Марин, хороший отзыв!  :flag:

0

11

http://s1.uploads.ru/oz7cE.jpg

http://s1.uploads.ru/KZj54.jpg
http://www.teart.by/shows/?action=view&id=12

0

12

Марина, спасибо....!  Даже глядя на фотографии сердце сжимается...! Представляю -какогО Нелли играть роль Рахиль, особенно, после того, когда она сама стала мамой..!

0

13

Marinaспасибо за ссылку и фото. Впервые вижу у Нелли такое скорбное лицо.Наверное очень тяжёлая роль.

0

14

РАМТ, Москва
Инсценировка и постановка: Миндаугас Карбаускис
Художник: Анна Федорова
Художник по костюмам: Наталья Войнова

Артисты: Александр Гришин, Илья Исаев, Дарья Семенова, Нелли Уварова, Рамиля Искандер, Александр Доронин, Дмитрий Кривощапов, Владислав Погиба, Тарас Епифанцев

Продолжительность: 1 ч. 50 мин.
http://s1.uploads.ru/dlcpJ.jpg

Немцы играли верой в то, что все будет хорошо. Знакомая игра. Готовность обманываться – одна из тем и моего спектакля. Но главное, конечно, выбор между самообманом и сопротивлением.

Миндаугас Карбаускис, интервью журналу «TimeOut»

Сказать что-то новое о холокосте после «Списка Шиндлера» или «Пианиста», да еще не впасть в сантименты и безвкусицу – дело трудное. Карбаускису удалось. Спектакль выстроен так, что ошалевший и подавленный сперва зритель понемногу начинает воспринимать ситуацию как бы изнутри, становясь на позиции героев спектакля: смерть неизбежна, и потому не так уж важно, кого повесят, а кого и за что расстреляют. Важно другое: не сделать так, как хочет комендант Шогер. Не вступить в сделку со злом. Другого выигрыша в этой шахматной партии быть не может.

интернет-портал «Infox.ru»

Спокойная, раздражающе вязкая фактура спектакля погружает публику в монотонный, не отмеченный эмоциональными всплесками ритуал нескончаемого, ежесекундного обмена. Вот дочь Исаака Инна обменивает партитуру «Жидовки» на собственную жизнь, давая своим друзьям право свободно спеть запретную оперу. Это одна из первых историй спектакля, и в ней больше всего поражает ощущение мгновения, растянутого в бесконечность. Инна, сняв полушубок со звездой Давида, тайно идет из гетто в город к своей подруге и певице Марии Блажевской, хранящей драгоценную партитуру. Та где-то мешкает, в то время как неотвратимо приближается комендантский час. Дружеская беседа, обмен рукопожатиями, опоздание в гетто, смерть. Простые и негероические мгновения выбора, цена которых оплачена жизнью. Вокруг них и движется спектакль Карбаускиса, элегантно игнорирующий скорбь и слезы. Не то чтобы им нет места в гетто, им нет места в жизни, которая и есть, по Карбаускису, гетто – неизбежная оставленность, заброшенность человека в мир, из которого ему вскоре предстоит убраться. Карбаускис доводит бесслезность своего спектакля до предела, не требуя сострадания. Авраам Липман не шевельнется в финале, когда Шогер предложит ему страшный обмен. Чтобы спасти детей гетто, его сын Исаак должен выиграть партию в шахматы, но умереть сам. Если же он проиграет, то погибнут и он, и дети. Впрочем, всегда остается спасительная ничья – не умрет никто. Для Исаака этот обмен невозможен. Он доводит партию до ситуации вечного шаха или победы. И выбирает победу. Этот чудовищный, совершенно шекспировский выбор Исаак совершает бестрепетно и спокойно. И так же принимает его Авраам. Ведь в обмен на собственную жизнь он получает свободу.

«Российская газета»

Кульминацией спектакля «Ничья длится мгновение» становится сцена, когда напарники Исаака по работе проносят в гетто запрещенные ромашки. Десятки взрослых мужчин рискуют жизнью, чтобы четырнадцатилетний подросток принес своей девочке цветы. Один за другим они подходят к Исааку и вручают ему ромашку, еще одну, еще. Человек остается человеком, только когда у него есть что-то, за что не жалко отдать жизнь: друг, профессия, гордость, вера, верность, – вот постоянная мысль Карбаускиса.

газета «Новые Известия»

Поместив героев в стерильное, геометрически выверенное пространство, постановщик с первых же минут обозначает жанр – притча. Никаких бытовых приспособлений, только детали, каждая из которых должна в этом контексте обретать символический смысл. Будь то цветы, запрещенные в гетто, распашонка обреченного младенца или маленькая шубка повешенной девочки, вздернутая на крючок. Длинный стол, две скамьи и ряд шахматных досок на больших пюпитрах. Имена – Авраам, Исаак, Рахиль – нашептывают: притча – библейская. Герои говорят и двигаются, словно подчиняясь какому-то неведомому нам ритуалу. Вот они молча, оглядываясь, входят и уходят со сцены, оставляя в нас чувство тревоги, а вот вдруг замерли вполоборота у досок, медленно и синхронно, как в танце, якобы переставляют фигуры, и ты ощущаешь их обреченность.

журнал «Итоги»

Карбаускис говорит о Катастрофе, но рассматривает ситуацию глобально – как обнаженный до шахматной ясности конфликт белого и черного.

интернет-портал «Openspace.ru
http://www.goldenmask.ru/spect.php?id=597&hidenom=1

0

15

Marina,спасибо за размещённые рецензии. Всё-таки лучше сначала посмотреть,а потом уже читать толкования,потому что мысленно представить всё это невозможно.

0

16

16 октября
Интервью: Нелли Уварова о роли, спектакле и фестивалях

http://www.teart.by/news/53.html

0

17

Svetla, огромное спасибо!

Интервью: Нелли Уварова о роли, спектакле и фестивалях
http://s1.uploads.ru/VMbiq.jpg

На время спектакля "Ничья длится мнговение" Российский академический молодежный театр вместе со сценой и зрительным залом превратил Национальный академический драматический театра им. М. Горького в гетто. И вот одна из участниц этого гетто, Нелли Уварова, рассказала о своих героинях, различиях игры спектакля на родной сцене и на сцене в Минске и о том, какая же это боль для актеров - театральный фестиваль.

Текст: Марина Елистратова

Фото: Виктория Герасимова
http://s1.uploads.ru/sbkPw.jpg

Расскажите, пожалуйста, о вашей героине. Точнее, о Ваших трех героинях. Какого это, на протяжении спектакля перевоплощаться в трех разных лиц?

- Все три героини важны в этом спектакле. Наверное, подробней можно говорить о Рахиль Липман, ее образ раскрывается наиболее полно. У каждой есть своя боль, своя драматическая ситуация. Когда мы начали репетировать, режиссер Миндаугас Карбаускис сказал мне очень странную вещь, которая меня крайне удивила: «Самый счастливый человек в гетто». Странная потому, что все против этого, все против ощущения счастья. Где его черпать - совершенно не понятно. Но, тем не менее, режиссер именно так обозначил этот персонаж, хотел, что бы она так звучала. Не смотря ни на что, человек может быть счастливым в гетто, цепляется за самое малое, что есть, и вырастает такое большое счастье – рождение ребенка. Другое дело, как эта история заканчивается. Самое важно было рассказать об этом счастье. Возможность в гетто родить, потеряв всех, дать жизнь новому человеку, жить мечтами и памятью жизни вне войны, то есть быть уверенной в том, что жизнь будет долгой и счастливой, только потому, что моя героиня даёт жизнь другому человеку. Если есть возможность рожать, значит, это дает основания думать, что впереди счастье.

Сложно ли Вам быть театральной и киноактрисой одновременно?

- Нет, не сложно, интересно и радостноhttp://s1.uploads.ru/XHmV0.jpg
пробовать себя в разных жанрах как на сцене, так и вне ее. А кино или телевидение как раз дает такие возможности. В театре я репетировала комедию «Скупой» и в это же время снималась в драматической истории. То, что жизнь дарит возможность быть одновременно там и здесь, - это самое сложное и самое прекрасное, что может быть.

Каждая площадка требует своих правил игры. В театре нужно существовать гораздо шире и гораздо ярче. Зачастую многие спектакли ориентированы на большой зал, соответственно, это другой посыл голоса. Иногда кинорежиссеры попрекают артистов, много работающих в театре, в излишней театральности, потому что мы привыкли работать широко. В кино, конечно, приходиться усмирять себя и существовать только и диапазоне «я и мой партнер». Хотя иногда и в театре просят, мол, давайте как в кино, то есть подавайте ровно столько энергии, сколько нужно для разговора с партнером. В то же время в кино, если того требует ситуация, жанр, яркая характеристика героя, просят: «А давайте будет как в театре, давайте шире», что в кино кажется немного выпукло. Мы умело этим жонглируем. Или неумело. *Смеётся*.

http://s1.uploads.ru/6kAYK.jpg
В одном из интервью Вы говорите, что соглашаетесь только на интересные для Вас роли. Что Вас привлекло в вашей роли в спектакле «Ничья длится мгновение»?

- Начало истории было такое, что режиссер, выбрав этот материал для постановки в нашем театре, предложил прочитать роман Ицхокаса Мераса. Там много женских образов, у каждой своя история, но не все истории вошли в спектакль. Я бы, не сомневаясь, согласилась сыграть любую роль в этом спектакле. На это повлияла и тема, затронутая в постановке, и режиссер, который ее ставил. Он очень значимая для меня фигура. Это очень тонкие вещи, о которых трудно говорить. Подобного рода истории, подобного рода драматические события такого масштаба и такой сложности не часто встречаются. Сама ситуация - заключение людей в несвободе, обозначенной как правила игры, - очень нездоровая, неестественная. Каждый день в гетто - значим, событиен. Если для обычных людей утро - это бытовая вещь, то каждое утро в гетто – это драматическая ситуация. Каждый час событиен. Каждый, даже маленький поступок, уже о чем-то говорит, потому что неизвестно, когда твоя жизнь оборвется. В такого рода существовании задумываешься о каждом слове, о каждом поступке.

Чем для вас стала новость о том, что спектакль номинирован на премию «Золотая маска»?

- Мы живем обычной для театра жизнью. Репетируем с утра один спектакль, вечером играем заявленный в афише - это наши трудовые будни. А потом в наши трудовые будни наступает момент премьеры! Это такое чувство, когда ты что-то долго-долго вынашиваешь и можешь, наконец-то, поделится этим со зрителем. В этот момент ты уже перестаешь быть единственным участником спектакля, он перестает принадлежать только актерам, а начинает принадлежать уже и зрителям. После премьеры еще один показ и еще…И потом это снова становится обычным, но в хорошем смысле. Не хочу занижать это понятие. И вот вдруг на доске объявления висит: «Спектакль номинирован…» Мы стоим, уверяю вас, минуты полторы, радуемся, обсуждаем, похлопаем и снова идем репетировать. Гораздо важнее процесс, нежели результат. Мы очень рады, что спектакль «Ничья длится мгновение» номинирован на «Золотую маску», это только подтверждает, что все было не зря. Но поверьте, если бы спектакль не номинировали, любить его от этого меньше мы бы не стали, потому что мы в него вложились и выкладываемся каждый раз, когда выходим на сцену.

У Вас достаточно много самых разных ролей в спектаклях РАМТ. Есть ли роли, образы, которые наиболее сложны для Вас?
http://s1.uploads.ru/dmwy0.jpg

- Не остались таких спектаклей, которые бы не требовали усилий. Я нервничаю перед каждым спектаклем. Это как прыжок с парашютом. Это не зависит ни от сложности жанра, ни от сложности роли. Даже перед совсем небольшой ролью я все равно нервничаю. Если ты выходишь на сцену, то уже прыгаешь с парашютом, и дальше летишь, и надо благополучно приземлиться, включать для этого какие-то механизмы.

Вы побывали на многих театральных фестивалях. Скажите, пожалуйста, своёемнение о «Теарте».

- Если быть откровенными, то это вечная боль. Плохо для нас организовывают гастроли на фестивали. Объясню почему. Мы приезжаем ровно на время, чтобы отыграть спектакль. Приехали, отыграли, уехали. А где обмен? Фестиваль – это праздник для зрителя, безусловно, но почему мы не можем посмотреть работы других артистов. Мы вчера с тоской смотрели, кто у вас будет показываться в ближайшие дни. Фестиваль и форум – это единственная возможность для артиста посмотреть, что творится в других театрах, течениях. Тем более, международный. Поэтому все знакомство с «Теартом» проходит на уровне программки. У вас большие, красивые программки, с классными фотографиями, мы все это изучили, обсудили, подумали, что очень бы хотели бы увидеть… Это такая тоска…

Нам было очень приятно играть «Ничья длится мгновение» в Минске. Мы в Москве играем в другой обстановке, зритель сидит ближе к нам, нет такого разделения, фактически четвертой стены как на сцене Национального драматического театра им. М. Горького. Когда мы начинали играть спектакль, было такое ощущение, что в зрительном зале никого нет - так далеко от нас зритель. Именно в этом спектакле это странно. Очень важно, чтобы зритель был продолжением гетто, чтобы была возможность разговаривать с ним, а не что-то показывать.

Но в конце было удивительно, когда дали свет, а зрители стояли. Нам весь спектакль так хотелось пробиться в зал, оказывается, нам это удалось, просто мы не ощущали прямо сейчас такой связи.
http://www.teart.by/news/53.html

0

18

Marina написал(а):

Сложно ли Вам быть театральной и киноактрисой одновременно?

- Нет, не сложно, интересно и радостно

Когда работа доставляет удовольствие это здорово! Именно поэтому и мы - зрители попадаем под власть энергии которая исходит от Нелли, очаровываемся ею!

Marina написал(а):

Каждая площадка требует своих правил игры. В театре нужно существовать гораздо шире и гораздо ярче. Зачастую многие спектакли ориентированы на большой зал, соответственно, это другой посыл голоса. Иногда кинорежиссеры попрекают артистов, много работающих в театре, в излишней театральности, потому что мы привыкли работать широко. В кино, конечно, приходиться усмирять себя и существовать только и диапазоне «я и мой партнер». Хотя иногда и в театре просят, мол, давайте как в кино, то есть подавайте ровно столько энергии, сколько нужно для разговора с партнером. В то же время в кино, если того требует ситуация, жанр, яркая характеристика героя, просят: «А давайте будет как в театре, давайте шире», что в кино кажется немного выпукло. Мы умело этим жонглируем. Или неумело. *Смеётся*.

Мне нравится её азарт!

Отредактировано Marina (18.10.2012 11:27)

0

19

Marina написал(а):

Чем для вас стала новость о том, что спектакль номинирован на премию «Золотая маска»?

- Мы живем обычной для театра жизнью. Репетируем с утра один спектакль, вечером играем заявленный в афише - это наши трудовые будни. А потом в наши трудовые будни наступает момент премьеры! Это такое чувство, когда ты что-то долго-долго вынашиваешь и можешь, наконец-то, поделится этим со зрителем. В этот момент ты уже перестаешь быть единственным участником спектакля, он перестает принадлежать только актерам, а начинает принадлежать уже и зрителям. После премьеры еще один показ и еще…И потом это снова становится обычным, но в хорошем смысле. Не хочу занижать это понятие. И вот вдруг на доске объявления висит: «Спектакль номинирован…» Мы стоим, уверяю вас, минуты полторы, радуемся, обсуждаем, похлопаем и снова идем репетировать. Гораздо важнее процесс, нежели результат. Мы очень рады, что спектакль «Ничья длится мгновение» номинирован на «Золотую маску», это только подтверждает, что все было не зря. Но поверьте, если бы спектакль не номинировали, любить его от этого меньше мы бы не стали, потому что мы в него вложились и выкладываемся каждый раз, когда выходим на сцену.


Как хорошо осознавать, что Нелли остается человеком творческим, нацеленным на работу, а не на тупой пиар и медийность. Что касается интервью, то здесь бросается в глаза видимое отсутствие желтизны, что само по себе большая редкость в свете современных  тенденций.

0

20

Света,Марина,огромное спасибо,что предоставили возможность познакомиться с интервью Нелли,с её рассказом о спектакле и о фестивале,это очень интересно,впрочем,как и все высказывания Нелли.

0

21

http://s1.uploads.ru/t/JMKwH.jpg

0

22

ласточка,спасибо за фото. Столько начиталась об этом спекте,что моё устойчивое убеждение,что мне смотреть не следует,стало как-то не столь твёрдо как раньше.

0

23

Омуль написал(а):

ласточка,спасибо за фото. Столько начиталась об этом спекте,что моё устойчивое убеждение,что мне смотреть не следует,стало как-то не столь твёрдо как раньше.

Ласточка, спасибо!
Возможно новыми фото и информацией о спектакле мы общими усилиями сподвигнем  Люду на поход в РАМТ, на "Ничью" ;)

0

24

Marina написал(а):

Люду на поход в РАМТ, на "Ничью"

   У-У-у,какие вы коварные,однако :D

0

25

Люда,спектакль не простой,но сценически очень красивый в своей строгой аскетичности. Он просто расцвечен улыбками актеров. Кстати,зафиксирован парадокс:некоторые зрители не могут подключится к нему эмоционально,воспринимая только на интеллектуальном уровне.

0

26

ласточка,спасибо. Если бы я была бы на этом спекте,то тоже бы постаралась не воспринимать его эмоционально,потому что это очень тяжело для психики.

0

27

Люда,если решишься могу составить компанию,а пока фото от 16.10.2012.

http://www.teart.by/news/49.html

Отредактировано ласточка (18.10.2012 17:48)

0

28

ласточка,спасибо за ссылку

0

29

Спасибо, посмотрела, прочитала, рада за Нелли, что у нее гармония и в кино, и на сцене, и в семье...

0

30

http://s1.uploads.ru/82RFY.jpg
http://public.fotki.com/pro-ramt/92---1/page3.html

0


Вы здесь » Кружок по интересам » Нелли Уварова » Ничья длится мгновение (РАМТ)